Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

19.12.2018 10:59 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 141 от 18.12.2018 г.

Полюбить литературу легко, если читать книги

Автор: Наталья СТЕПАНОВА. Фото из архива Аганской школы.

Это как гамлетовское «быть или не быть»? Быть умным человеком, востребованным в профессии и в общении с людьми.

О трудностях русской литературы в русской школе мы говорим с преподавателем словесности в 10 классе Аганской средней школы Натальей БОРОЗЁНОВОЙ.

– Наверное вы знаете, Наталья Михайловна, что в стране учреждено звание «Почётный наставник», то есть мы возвращаемся к шефству над молодыми рабочими и специалистами. Вы не наставник?

– Как только я пришла в Аганскую школу в 2003 году, была наставником, старшим товарищем и коллегой молодого преподавателя, но потом система наставничества ушла, к тому же в нашу школу приходили начинающие преподаватели, но не филологи. Вообще наставничество – хорошее дело, от него была большая польза, молодёжь училась у старших, из них впоследствии получались очень неплохие учителя.

– У вас в своё время тоже был наставник?

– Да, был. Я пришла в начальную школу в возрасте семнадцати лет, только что поступив на первый курс педагогического института. Наставником у меня стала Галина Николаевна, учитель математики и завуч. Именно ей благодарна за то, что она не отбила у меня желание работать в школе. Наоборот, она с большим тактом анализировала мои уроки, начинала с того, что было хорошо и интересно, это меня воодушевляло, мне хотелось работать ещё лучше. Что и произошло, наверное…

– Значит, вы не случайно поступили в педагогический?

– У нас в семье учителем был отец, преподаватель музыки. В детстве посещала его уроки, ждала их окончания, чтобы идти домой вместе. Наверное, тогда и заинтересовалась этой профессией. В средней школе, где училась, работала Юлия Родионовна Васильева, учительница истории, которая настолько завладела нашими умами, что мы не хотели, чтобы заканчивался урок. И я влюбилась в историю, как мне казалось, окончательно и бесповоротно. Но, когда в 9 классе пришла к преподавателю русского языка Татьяне Ивановне Бельченковой, то всё перевернулось, что называется, с ног на голову. Русский язык я всегда любила, а в литературу влюбилась так, что мой дальнейший путь был определён.

– И вы поступили на филфак?

– Да, в Тобольский педагогический институт имени Менделеева, а в 1985 году его окончила.

– То есть вы югорская?

– Нет, не совсем, сюда приехала по окончании средней школы из Смоленской области. Теперь, можно сказать, абориген…

– Мы встретились с вами в день рождения Александра Солженицына. Вы его представили ученикам?

– Сегодня у меня нет урока, но 5 декабря состоялся экзамен – итоговое сочинение к государственной аттестации за 11 класс. Ученики взяли рассказ Солженицына «Матрёнин двор» в качестве иллюстрации к теме, говорящей о человеческой доброте. Чувствовалось, что ребята читали рассказ, они довольно точно и к месту привели свои аргументы. Вообще, мне кажется, что произведения этого писателя никого не оставляют равнодушным. Кому-то нужно до них дорасти, кто-то обращается к ним в зрелом возрасте, кто-то всё понимает в юношестве и открывает для себя что-то новое.

– А вы, как несостоявшийся историк?

– Начнём с того, что читать Солженицына без содрогания невозможно. Российская история, которую несколько раз переписывали и передёргивали, заставила нас понять, что она – часть нашей жизни, что историю творит сам человек. Солженицын объяснил, как можно жить и не терять человеческого достоинства. Это самое главное в его произведениях.

– Но история осталась с вами – в жизни и в книгах?

– Мне интересно бывать на уроках истории как завучу, особенно у хорошего учителя, который может заинтересовать меня, филолога, своим предметом. Впрочем, история всегда интересна, особенно жизнь и быт ушедших поколений. Я далека от политики, она трудно ложится на сердце, а вот темы зарождения и становления общества мне всегда интересны.

У нас в школе историю преподаёт Анна Васильевна Гукова. Приходишь к ней в класс с определённой целью, например, узнать, как учитель формирует у детей умения и навыки, но отложишь ручку и слушаешь её. Иногда даже хочется поднять руку как ученица и ответить на её вопрос. Интересны и её путешествия по картам, она постоянно ставит перед детьми проблемные вопросы. Словом, у Анны Васильевны нестандартные уроки, не просто проверка выполнения домашнего задания, а интересная форма общения.

– История Агана тоже входит в курс российской истории?

– В старших классах мы изучаем историю ХМАО – Югры с древности и до наших дней. В 8-9 классах ученики изучают географию нашего региона. Безусловно, учителя используют на уроках материалы местного характера, в том числе на уроках технологии, ИЗО, окружающего мира. И филологи не проходят мимо местного материала. Кстати, дню рождения округа мы посвятили неделю рассказам о нашем крае, а также все внеклассные мероприятия.

– Вы знакомите учащихся с произведениями югорских писателей?

– Конечно. Дело в том, что в школе есть музей, основанный писателем Еремеем Даниловичем Айпиным. Когда в 10 классе «проходишь» произведения Тургенева «Отцы и дети», то как-то трудно вплести в него местную канву. Я знаю национальную литературу в пределах сказок, мне известны Юван Шесталов, Еремей Айпин. Кстати, «Божья матерь в кровавых снегах» нашего земляка произвела на меня такое впечатление, что в прошлом году подготовила с ученицей чтение страниц его романа наизусть. Девочка была удостоена диплома первой степени на фестивале-конкурсе детского и юношеского творчества «Северная звезда». Она читала отрывок на хантыйском и русском языках. Этот роман вошёл в души детей, они слушали с большим вниманием.

Хранительницей хантыйского языка в школе была Елена Денисовна Кулинич – потрясающий человек, она могла привить любовь к своему родному языку даже русскому человеку. Дети интересовались жизнью коренных народов, выступали с исследовательскими работами. С уходом из жизни этого прекрасного учителя почти всё было утрачено. А ведь говорят, что нет незаменимых людей. Теперь в школе некому преподавать хантыйский язык. Его «проходят» факультативно, в частности, Лариса Александровна Минеева ведёт курс «Материальная культура ханты», рассказывает ученикам о традициях и обычаях ханты. Может быть, эти уроки смогут всколыхнуть в детях воспоминания об их корнях. Если раньше родители разговаривали с детьми на родном языке, то сейчас уже очень редко. К счастью, девочка, о которой я сказала, Валя Яскевич, знает язык, читает стихи и прозу на родном языке .

– Кто-нибудь из ваших учеников пошёл по вашим стопам?

– В этой школе – нет, а в Нефтеюганском районе, где я работала, четыре выпускницы стали филологами. Есть последователи, и они будут, если у человека скажется чутьё к родному языку, если душа его откликнется на строки Пушкина и Есенина, если он захочет передать их людям. Тогда он выберет профессию учителя родного языка и литературы. Выпускники нашей школы выбирают в основном профессии юриста и психолога, так что, к сожалению, последователей у меня пока нет.

– Наталья Михайловна, а не скучно ли работать в малокомплектной школе?

– Я работала в классах, где за партами было по двадцать с лишним учеников. Иногда мне кажется, что с ними мне было интереснее, потому что среди них можно найти группу единомышленников, которые говорят и мыслят на одной волне. Здесь немного труднее. Может быть, потому, что дети стесняются выражать свои чувства и мысли, боятся, видимо, сказать что-то не так. Но ведь каждый человек имеет право на собственное мнение! Сейчас учится совсем другое поколение. Дети перестают читать – им всё заменили гаджеты.

– Наверное, в старших классах трудная программа по литературе?

– А что, читать «Курочку Рябу» и «Колобок»? Мы не можем читать сказки и приключенческую литературу. Человек должен развиваться!

– Но они же не поймут нигилиста Базарова!

– Между прочим, взяли, и здорово взяли! Дети распушили бедного и несчастного Базарова, он не прошёл испытания любовью! Я удивилась такой оценке. Одна ученица назвала его дураком за то, что сын не признался в своей любви к родителям. Обычно, знаю, ученики любят «Гранатовый браслет» Куприна, воспринимают драмы Островского «Гроза» и «Бесприданница», а «Отцы и дети» тоже приняты и поняты ими. Прочитали…

– И как сдают ЕГЭ?

– Тьфу, тьфу – сдают. Литературу ученики не выбирали, а русский язык является обязательным предметом госэкзаменов. В прошлом году сдали его вполне удовлетворительно. Я тоскую по старой форме госэкзамена – по сочинению, где дети могли бы выразить свои мысли, но веяние времени – тестовая форма из нескольких частей, где путём тыка выбирается ответ.

– Пазлы – по русскому языку? Ведь человеческая речь пропадает!

– Поэтому исчезает качество письменной речи. Мы делаем на уроках тесты, ученики молча ставят галочки, а говорить не могут, и на письме не получается изложить свои мысли. Как говорится, топорные фразы, щепки, а не предложения!

– Признайтесь честно: вам нравится такая жизнь?

– Дело в том, что свой предмет я люблю. Я человек старой формации: если веду урок, то ученики должны уйти с него с мыслями в голове. Вот так живу, так работаю. Сама выбрала такую жизнь, и другой у меня уже не будет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

15