Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

08.02.2018 09:54 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от  08.02.2018 г.

Истории нашей листая страницы

Автор: Михаил Рудаков. Фото автора.

С Валерием Цысем, профессором и доктором исторических наук, мы встретились накануне Дня российской науки, чтобы поговорить об истории нашего района. Оказалось, что за время одной беседы невозможно охватить эту тему. Договорились о продолжении встречи, к разговору тогда подключим его коллег по кафедре истории России Нижневартовского государственного университета. Поскольку Валерий Валентинович эту кафедру возглавляет, то ему и первое слово.

Каждый из коллег Валерия Цыся специализируется на своей эпохе. Благодаря такому подходу известны отдельные события прошлых веков, когда письменная история Югры зарождалась. Более основательно изучено двадцатое столетие. К этому времени относится множество документов, хорошо известных учёным и введённых в научный оборот. Немало здесь и замечательных, и трагических страниц. Историки продолжают делать открытия, о новых фактах узнают, работая в архивах города, района и округа. Находки они делают и тогда, когда знакомятся с архивами Тобольска, Тюмени, Екатеринбурга и Москвы.

Одна из тем исследований Валерия Цыся – Гражданская война на Тобольском Севере (сегодня это территория нынешней Югры и Ямала). В конце года, отмечает Валерий Валентинович, будет написана монография, посвящённая одной из страниц этого переломного в истории нашего края события – Западно-Сибирскому крестьянскому восстанию 1921 года. В следующем году книга должна выйти в печать. С книги и начался наш разговор.

– Работая над этой темой, я обратил внимание на уникальный опыт автономного существования нашего края в условиях изоляции от остальной страны в течение нескольких месяцев, – начал рассказ Валерий Цысь. – В таких условиях жителям пришлось выстраивать собственную экономическую политику, создавать органы управления и судебную систему, даже организовывать свои вооружённые силы.

– Валерий Валентинович, с какими стереотипами пришлось столкнуться, занимаясь событиями начала двадцатого века?

– До недавнего времени у нас в стране господствовала советская историография, а логика её такова, что до 1917 года, когда произошла Октябрьская революция, у нас, вдали от больших городов, была жестокая эксплуатация коренных жителей, или инородцев, как их называли в то время. А вот настоящая история началась лишь в 1917 году, что называется, с чистого листа.

– Есть какие-то примеры?

– С Ольгой Цысь, коллегой по кафедре, кандидатом исторических наук, специалистом по истории образования и православия в нашем крае, мы работали над вопросом, когда появились первые школы на севере Западной Сибири. Выяснили по архивным документам, что первая школа возникла в 1842 году в Ларьяке, и с инициативой в этом вопросе выступила православная церковь. Годом раньше был принят устав духовных консисторий, в котором было предписано, чтобы духовенство проявляло заботу об открытии учебных заведений для крестьянских детей.

Центр благочиния (церковного округа), включавший наш край, находился тогда в Берёзове. Его глава протоиерей Иоанн Заборовский окормлял территории современной Югры и Ямала. Побывав в Ларьяке, он предложил организовать школу для остяцких детей. Тогда набрали с десяток ребят.

Школа просуществовала, с перерывами, весь оставшийся девятнадцатый век. А в 1904 году в Ларьяке была открыта одноклассная школа Министерства народного просвещения, первым её учителем был Г.М. Дмитриев-Садовников, позднее ставший известным краеведом.

Занимаясь этой темой с Ольгой Петровной, мы обнаружили, что в Тобольской губернии уже в те годы был разработан план введения всеобщего начального обучения, реализовать его намечалось в 20-е годы, однако помешала Первая мировая война, революция и Гражданская война. Планом предполагалось создание интернатов при школах. Если в советские интернаты детей коренных жителей отдавали в «добровольно-принудительном» порядке, то в дореволюционный период надо было ещё уговорить родителей, чтобы отдали своего ребёнка учиться в интернат. Родители это делали неохотно, ребёнок отрывался бы от семьи, прерывался бы опыт жизни в лесу или тундре, для остяцких или ненецких семей это был пропащий работник. Чаще всего в такие интернаты попадали либо сироты, либо дети из очень бедных семей.

Из таких одноклассных школ вышли мелкие чиновники для инородческой управы. Они вели делопроизводство, решали мелкие имущественные споры между коренными жителями. Из церковных школ, открытых в инородческих волостях, выходили священники. Первый настоятель нижневартовского прихода, открытого в 1908 году, был Афиноген Собрин, самоед (ненец) по происхождению. Отец его был переводчиком при православной миссии, действовавшей в Обдорске (Салехарде).

– С какого события началась история православия в нашем крае?

– Этим вопросом на кафедре более детально занимается Ольга Цысь. Из её исследований известно, что первая часовня была построена и освящена 24 мая 1751 года. Раз в году через Ларьяк проезжал священник, живший в бассейне реки Таз, он направлялся с отчётом в Сургут и по пути проводил службы.

В 1770 году было принято решение о строительстве в Ларьяке церкви. Тогда же из Сургута был назначен сюда, на новый приход, Яков Кайдалов, до того служивший дьячком в сургутской Троицкой церкви. В течение года он занимался строительством деревянного храма, а когда церковь была построена, был рукоположен в Тобольске во священники. Чин освящения Знаменской церкви 19 сентября 1772 года проводил сургутский благочинный Никифор Кайдалов, брат Якова Яковлевича.

Яков Кайдалов служил в храме до смерти в 1804 году. Он был первым священником, похороненным в ларьякской земле. Когда в 2005 году на месте храма проводили раскопки томские археологи, то обнаружили могилу священника. Чьи останки покоились там, не установили, известно, что другой ларьякский священник Василий Вергунов, служивший в Ларьяке дольше всех, с 1804 года и до смерти в 1850 году, в этом селе и был похоронен.

В 2016 году мы могли бы отметить трёхсотлетнюю годовщину крещения ваховских остяков. В эти места в начале восемнадцатого века совершил миссионерскую поездку митрополит Сибирский и Тобольский Филофей (Лещинский). Историки утверждают, что среди тех, кто сопровождал владыку в поездке, был казак по фамилии Кайдалов – предок первого ларьякского священника. На месте крещения, это в районе нынешней деревни Большой Ларьяк, был установлен крест. К нему ещё на протяжении девятнадцатого века совершались крестные ходы из Ларьяка. Нынешние жители этих мест, может, и знают от старожилов, на каком холме этот крест возвышался.

Храм в Ларьяке был последним православным храмом, действовавшим на территории нашего края при советской власти. Его закрыли в 1936 году, однако последний настоятель Арсений Вергунов покинул Ларьяк в 1931 году, переехав к сыну в Томскую область, а сын прежде был псаломщиком в Знаменской церкви. В то время священников преследовали, переезд же не спас Арсения Григорьевича от политических репрессий.

Нужно отметить, что Вергуновы на протяжении шести поколений служили в ларьякской церкви. Представители этого рода широко расселились по нашему краю. В Самарове, нынешнем Ханты-Мансийске, был священником Покровской церкви Нестор Вергунов – дядя последнего ларьякского священника. Он хорошо знал семью Лопарёвых, тесно общался с Хрисанфом Лопаревым, уроженцем этих мест, известным византиеведом и краеведом.

– Ларьяк считался ярмарочным центром. А чем купечество манил наш край в начале ХХ века?

– Прежде всего, пушниной, за ней приезжали сюда купцы из Томска, Тобольска и Ирбита. Особо ценилась ваховская белка. В период Гражданской войны, в 1918-1921 годы, когда прервались связи между европейской и азиатской частью России, шкурки зверьков тем не менее вывозили за границу. Товар шёл через Харбин и Владивосток. Были моменты, когда на нью-йоркской и шанхайской биржах повышалась цена на ваховскую белку.

– Где и когда возникла инициатива образования отдельного района с центром в селе Ларьяк?

– Большевики, придя к власти, унифицировали систему управления, ликвидировали инородческие волости. Позже пришло понимание, что лучше вернуться к дореволюционной практике управления на низовом уровне, предполагавшее раздельное существование русских и инородческих властных структур.

В 1925 году прошло разделение территории нашего края между Уралом и Сибирью, бассейн Ваха отошёл к Томску Сибирского края. В 1926 году в эти места приехал Михаил Шатилов, профессор Томского университета, знаток остяцкого быта и специалист по традиционному туземному праву, основатель краеведческого музея в Томске. Ознакомившись с ситуацией на месте, он высказал мнение, что здесь своя специфика, и для эффективного управления этой территорией необходимо выделить в составе Александровского уезда Ларьякский туземный район.

В начале апреля 1928 года приехали уполномоченные из села Александровского, где был районный центр, и Томска, окружного центра, были проведены родовые сходы местных остяков. Созданы четыре родовых совета: в Охтеурье – Сигильетовский, в Ларьяке – Прасинский, в Корликах – Каминский, в Сороминских юртах – Натускинский, их представители направлялись на туземный съезд в Ларьяк. На съезде было принято решение о создании Ларьякского (Ваховского) района. Районные и родовые советы управляли коренным населением, русские жители, проживавшие в этих местах, подчинялись напрямую Александровскому уездному совету, уполномоченный его находился также в Ларьяке.

– Валерий Валентинович, в паспорте района, датированном 1940 годом, видел, что датой образования района считается 12 июля. Сейчас мы говорим об июне 1928 года. Какая же дата верная?

– 12 июня 1928 года, день открытия туземного съезда в Ларьяке.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

31