Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

10.04.2018 09:00 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 37 от  12.04.2018 г.

Галилей сказал, что круглая Земля, но – у него была семья

Автор: Беседовала Наталья СТЕПАНОВА. Фото из школьного архива.

Вера Александровна Белозёрова преподаёт в средней школе Зайцевой Речки химию, физику и астрономию. Вот с кем можно поговорить о звёздах!

– Галилея объявили еретиком. Какую гипотезу в астрономии можно сегодня принять за ересь? Например, полёт на Марс без обратного билета?

– Американские учёные – есть и такие – развивают мысль о том, что Земля плоская. Нет, она держится не на китах – они выдвигают свою теорию: Земля плоская потому, что самолёт не клонится носом вниз, чтобы её обогнуть. Вот такая мотивация…

– Скажите, лететь на Марс собрались смельчаки или отчаянные люди, которые не могут найти своё место на Земле?

– Лететь на Марс пока очень опасно. Президент Владимир Путин по этому поводу сказал: преодолеть расстояние от Земли до Марса невозможно из-за радиационной зоны. Средства защиты наших космических кораблей пока бессильны против радиации, поэтому сейчас идут эксперименты и разработки учёных, заинтересованных в освоении космоса. Как только мы научимся делать защиту космического корабля от неё, тогда можно будет лететь хоть куда. Пока даже до Луны трудно лететь с такими препятствиями на пути. Полёт на Марс – хорошая идея, но очень затратная.

– Говорят, что это билет в один конец.

– Да, но вопрос в другом: долетят ли туда смельчаки? Дело не в расстоянии, а в преодолении радиационного пояса.

– Вы бы полетели?

– Нет, мне очень нравится Земля.

– Вера Александровна, почему вы преподаёте астрономию? Кто вы по образованию?

– Физик и химик. Вас это удивляет? Напрасно, потому что не существует границы между этими науками. Можно сказать, она условная. Помнится такой случай из моей омской практики. Один мальчик получил тяжёлую травму, его долго не было в школе, а я только пришла туда. У нас была молекулярная физика, но мы на уроке занимались химией. Пришёл этот мальчик, слушает нас и спрашивает: «Я попал на урок физики или химии?» То есть не существует чёткой границы между предметами. На уроках физики мы изучаем химию и наоборот. Обе эти науки изучают природу, но с разных ракурсов.

– Ой, ничего непонятно! Не пошли бы вы в своё время в филологию?

– У меня, видно, иной склад ума – это «вина» родителей. Люди ведь рождаются с какими-то задатками. Мне нравится литература. Помните, в советский период были физики и лирики? Очень хочется, чтобы мои ученики понимали физику, и, кажется, у них это получается. Во всяком случае делаю всё для того, чтобы физика была для них простой и увлекательной.

– Куда потом поступают умные ученики?

– Вот одна девочка училась кое-как, а после девятого класса поступила в колледж. Однажды она мне сказала: «Вера Александровна, а я хорошистка». В школе я думала, как бы ей «тройку» натянуть в четверти… Что за чудеса? Оказывается, она в колледже показала, что умеет переводить единицы измерения, то есть сантиметры в метры, квадратные метры в сантиметры. Это же основа! Говорю ученикам: «Физика – это единицы измерения, формулы, зависимости между величинами и выводы». Ученики, которые поступают в колледжи, учатся там успешно. Здесь с физикой они могли справляться кое-как, но на фоне учащихся колледжа выглядят вполне успешно.

Девочки учились в вузах Тюмени, Москвы, Питера и сообщали о своих успехах по физике. Я добилась того, чтобы ученики понимали её первооснову, для этого долго закладываю в сознание семиклассников нужные им азы, чтобы они понимали, о чём идёт речь на уроке. Только потом они могут решать задачи.

Очень хорошо, что есть ЕГЭ – там задачи очень интересные, которые заставляют старшеклассников думать. ЕГЭ – это великолепно, выпускники к нему хорошо готовятся. Считаю, что нужно менять стереотип мышления учеников, что и делаю, начиная с седьмого класса: дети должны уметь рассуждать и выбирать. Это трудно, как говорится, не мытьём, так катаньем. И я довольна: выпускники школы учатся в вузах вполне успешно.

– За вашей физикой я забыла, что вы преподаёте астрономию. Что, преподаёте «на пальцах»?

– Она введена впервые после долгого перерыва. В школе есть учебник с интерактивной доской к каждому параграфу. А ещё школа приобрела телескоп, мы наблюдаем звёздное небо. Специально выбираем время, чтобы можно было увидеть кратеры на Луне – это захватывающее зрелище. Звёзды выглядят точкой, планеты – диском. В сентябре наблюдаем звездопад – метеоритный дождь, Луну. Это грандиозное зрелище! И ещё: только настроишься смотреть на Луну – она перемещается. Мы, глядя на Луну, этого не замечаем, зато телескоп точно следит за ей. Мы приглашаем всех желающих посмотреть на это чудо.

– Лунное затмение тоже наблюдали?

– Оно как-то проскочило мимо нас: только созвонились, только прибежали к школе, оказалось, что можно наблюдать процесс и визуально. Не подготовились к событию, но кое-что всё же увидели.

– Слушаю вас, Вера Александ­ровна, и думаю: кто вы?

– Лирик. Педагог. Стихи люб­лю, хочу воспитать в учениках чувство прекрасного, эстетику, чтобы всё делали красиво и аккуратно. Сейчас покажу тетради. Вот корявый почерк, но он смотрится красиво, потому что прекрасно оформлена работа, всё сделано чётко. Раз получается – детям интересно.

– Как сдают экзамены выпускники?

– Без двоек, мы держим первое место в районе. Одна девочка учится в Новосибирском вузе, постигает лазерные технологии. Все наши студенты учатся на бюджетных отделениях. Родители довольны, благодарят за знания. С 2001 года учащиеся школы сдают экзамены успешно. Мы настойчиво занимаемся с детьми, формируем у них умение учиться, понимать и думать. Им здесь оценки с неба не падают. Если нет основной базы, то экзамены не сдашь.

– Вы думаете, ученикам интересно вот так аккуратно и красиво делать задания?

– Раз делают, и так чисто, то, надеюсь, делают с удовольствием. Вот ученики сдавали химию по желанию. Почему? Потому что она кажется им очень простым предметом. И сдали отлично. Одна ученица как-то мне сказала: «У мамы в школе было плохо с химией и физикой, вот и я тоже ничего не буду понимать». «Стоп, давай не станем забегать вперёд!», – говорю ей. И она учится хорошо. Всё зависит от способностей ученика и желания учителя. Нужно развивать эти способности, тогда будет нормальный диалог на уроке.

– В вашей школе есть все условия для такого диалога.

– Да, несколько учеников приходят в школу даже в выходные дни, потому что они заинтересованы своим будущим. У них есть желание заниматься. Приходят и те, кто не испытывает особой тяги к дополнительным занятиям. Тогда мы обсуждаем то, что, например, не поняли на уроке. Мы работаем с интересом, иначе это не ученье, а каторга.

– Вы давно преподаёте в этой школе?

– Почти тридцать лет…

– И всё время с интересом?

– Знаете, дети приходят но­вые, так что ничего не повторяется. Не люблю однообразия, а школа требует творчества.

– Когда вы учились в школе, у вас тоже был творческий преподаватель?

– Нет, я училась в городской школе, где были большие классы, где учителя знали имена не всех своих учеников. Если я чего-то не понимала, то после урока подходила к преподавателю и спрашивала. Учиться было трудно. Наверное, помня об этом, стараюсь помочь своим ученикам учиться.

В моё время был космос, были другие мечты и приоритеты. Я училась на Украине, в Новой Каховке, где работали люди со всего Советского Союза – строили Каховскую ГРЭС. Конечно, специалисты заботились о том, чтобы дети получили хорошее образование. У нас была удивительная школа, где все хорошо успевали, с большим желанием, все хотели стать инженерами. В моей школе были свои традиции. Это мечта, а не школа! Конечно, были пионерская и комсомольская организации. Мы, пионеры, бегали смотреть, чем занимаются комсомольцы.

Да, все хорошо учились! В моё время люди стремились ко всему новому, к точным наукам. Тогда вузов было не так много, как сейчас, и мы хотели получить высшее образование.

– Что вам здесь нравится?

– Пока не было ЕГЭ, хотела уйти из школы, а когда его ввели, поняла, что учитель станет союзником ученика.

– Все проклинают ЕГЭ!

– Нет и нет! Если отменят эту форму экзаменов, то вернутся 90-е годы. Ну не может учитель учить и принимать экзамены у своих учеников! Извините, но отсюда идёт коррупция. Я насмотрелась на дурные примеры в школах, когда двоечникам ставили положительную оценку. Стыдно было смотреть! В 2001 году начались ЕГЭ, и всё изменилось, я увидела результаты своего труда. Изменились дети, родители, вся страна. Уверена, что всё начинается со школьной скамьи: если отменят ЕГЭ – можно закрывать школу.

Я учусь вместе с детьми, и сейчас думаю, что набралась опыта, поняла, что с годами учитель растёт, зреет, но всё равно будет недоволен собой. Мне интересно работать сейчас, когда изменилась российская система образования, а вместе с ней и учителя.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1