Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

21.04.2018 08:48 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 21.04.2018 г.

Дочь своего народа

Автор: Софья ЯРЫГИНА по материалам из музея школы с. Корлики.

В Югру пришла весна. Об этом югорчан на прошлой неделе известили участники национального праздника Вурна Халт, или, по-русски, Вороньего дня. Прилёт серой вороны отмечают на уровне округа уже шестой год.

В этот день в Ханты-Мансийске собираются национальные коллективы и отдельные представители коренных народов Севера из всех муниципалитетов региона. Они показывают обрядовые танцы, поют весенние женские песни, поздравляют младенцев, появившихся на свет в семьях ханты и манси с прошлого апреля. Завершает праздник конкурс на лучший костюм вороны.

В этом году его победительницами стали сразу две участницы: Наталья Хайрушина из Сургутского района и жительница села Корлики Мария Хохлянкина.

Наша землячка ехала на праздник в столицу округа не за почётом. Как говорит, «на людей посмотреть, себя показать – как и что я умею делать».

Мария Гавриловна не слукавила и не поскромничала: в её возрасте гораздо интереснее делиться опытом, чем накапливать его. В декабре этого года женщина отметила 78-й день рождения. А первые были в чуме на угодьях за 100 с лишним километров от Корликов (в районе деревни Красный Север), где жили её родители – отец Гаврил Степанович Прасин, оленевод и охотник, и мама Елизавета Ермиловна, занимавшаяся домашним хозяйством.

Здесь она росла до школы, позже проводила каникулы, да и потом при случае возвращалась погостить к родному очагу. Тут с детства впитала знания самобытной культуры ханты, их легенды, обряды – всё то, что, может быть, сегодня и помогло ей стать лучшей «серой вороной», традиционным женским образом в мифологии северного народа.

Раннее детство Марии Гавриловны пришлось на годы Великой Отечественной войны. Но это была беда и забота взрослых, которые старались помочь фронту лесными припасами, мясом и шкурами оленей. Девочка же просто посильно трудилась по хозяйству. Летом в чуме наводила порядок: убирала старое сено, чистила очаг, выносила просушивать и выбивать матрасы и одеяла. Они были тяжёлые, из оленьих шкур. Мама не делала ей замечаний, вспоминает женщина, значит, с работой справлялась хорошо.

Гаврил Степанович был бригадиром в оленеводческом коллективе. Летом, чтобы животных не донимали комары и оводы с мошкарой, делали дымокур. Дочь вместе со взрослыми носила для костра дрова и сырой мох, смачивала его, если был сухой. И так всё лето, пока насекомые не исчезнут.

С середины лета добавлялось ещё одно заделье – сбор ягод. А в свободное время отец разрешал ей помогать ловить рыбу: тянуть невод, выбирать из него улов. Его, засолив, отвозили на рыбоучасток. Лодки у семьи тогда не было, плавали на обласе. Девочке, как правило, доверяли дымокур, но иногда приходилось браться и за весло. Так Мария Гавриловна с детства привыкла к труду, стараясь всякое дело выполнять добросовестно и, как родители, с удовольствием и любовью.

Это качество она пронесла через всю жизнь. Добросовестность и упорство помогли ей позже в школе выучить очень трудно дававшийся русский язык. Благодаря ему, вернее, учительнице, которая занималась с Машей, девочка определилась с выбором профессии.

– До сих пор в памяти те первые уроки: «Маша, скажи «хлеб», «сахар», «соль», «мы пошли в столовую», – вспоминает она. – Мне очень нравилась эта женщина, и я тогда уже решила, что буду учителем.

Так и сложилось – Мария Гавриловна поступила в педагогическое училище в Ханты-Мансийске, окончила его в 1962 году и вернулась в Ларьякский район. В районном отделе народного образования предложили вакансию учителя в селе Охтеурье или в колхозе «Красный Север». Она выбрала «Красный Север».

В то время это была небольшая деревня, состоящая из нескольких десятков деревянных домов. Там находился центр колхоза – рыболовецкая артель, стоял клуб, больница, маленький магазин и почтовое отделение.

Марию Гавриловну попросили взять подготовительный класс, детей, не владеющих русским языком. Ребятишкам повезло: их учитель так же выросла на стойбище, а потому не просто знала родной язык, но и понимала хантыйскую культуру, быт, уклад жизни.

Через два года Марии, к этому времени ставшей уже Хохлянкиной, по фамилии мужа, здешнего участкового фельдшера, пришлось попрощаться с «Красным Севером». Его закрыли вместе с окрестными колхозами «Искра», «Передовик», а также юртами «Комсомолец» и «Вахкатапухол», а людей постепенно переселили в соседнее село Корлики.

Его жительницей она стала с октября 1964 года. Первые два года продолжала учительствовать, а после рождения ребёнка перевелась воспитателем в детский сад, где вскоре её назначили заведующей.

Жизнь в Корликах ярко высветила лучшие черты характера молодой энергичной женщины. Помимо основной работы она добровольно занималась и общественной. По собственной инициативе взялась обучать грамоте стариков. Они не могли читать, а в ведомостях вместо подписи рисовали ёлочки. «Нужно было научить их хотя бы писать свою фамилию», – говорит Мария Гавриловна.

Уважали односельчане «ребячью маму» и за добросовестное, ответственное отношение к работе в детском саду. В селе довольно долго было очень напряжённо с электричеством, часто его вообще не было. Отсутствовало и центральное отопление – дома обогревались только печами. В жилье хозяева всегда поддерживали тепло, а вот «присутственные» места за ночь выстуживало. Их нужно было протапливать до начала рабочего дня, чтобы дети пришли уже в согретое помещение.

Как вспоминает одна из жительниц Корликов, в то время школьников иногда по утрам на пару часов отправляли домой, поскольку в классах было ещё холодно. Но в садик родители вели детей уверенно – если даже истопник приболел, заведующая сама занималась печами, и к моменту приёма малышей всё было в порядке.

Зимой хозяйка детского сада контролировала заготовку дров, по весне отправлялась в Нижневартовск, чтобы закупить стройматериалы для ремонта, хозяйственные товары, игрушки и успеть всё это отправить баржей в село. Летом начинались ремонтные работы, а осенью подступала главная – продуктовая – забота. Нужно было не только приобрести овощи на целый год, но и продумать, как их сохранить.

Со всеми этими задачами молодая, а потом уже и опытная заведующая успешно справлялась. Потому и оставалась на этой должности вплоть до выхода на пенсию. Кстати, и в детском саду она продолжала много внимания уделять сохранению традиционной культуры и языка народа ханты. Группы здесь оформлялись в национальном стиле, а в работе с детьми воспитатели использовали краеведческий материал, причём занятия вели на родном языке.

И сейчас, когда у Марии Гавриловны появилось много свободного времени, она по-прежнему преданная и добросовестная дочь своего народа. Правда, рассказывает о нём уже не в классе или в группе, а со сцены Корликовского ДК, где выступает в коллективе «Ворант нэнэт» («Лесные женщины») Антонины Исаевой. Или, как на днях в Ханты-Мансийске, на национальных праздниках.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3