Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

03.07.2018 16:03 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 70 от 03.07.2018 г.

Надо мною лишь кедры в снегу...

Автор: Беседовала Марина ЗЕЛЕНСКАЯ. Фото из личного архива А.И. Устименко.

История развития геологоразведки в Югре тесно связана с историей посёлка Новоаганск, который построили на месте, куда была перебазирована Усть-Балыкская нефтеразведочная экспедиция. Новоаганск на долгие годы приобрёл славу посёлка геологов, геофизиков и буровиков.

Сейчас в Новоаганске мало кто остался из той «старой гвардии», разъехались по другим городам, но по-прежнему поддерживают отношения и ежегодно встречаются в Тюмени в канун Дня геолога. В 2018 году встречу перенесли на более позднее время в связи с семидесятилетним юбилеем Главтюменьгеологии.

Среди гостей, приглашённых на юбилейные мероприятия, были и наши земляки – из Новоаганска на эту встречу приехал Александр Иванович Устименко. Он много лет проработал в геологии оператором, мастером, геологом. Начинал ещё в Усть-Балыкской экспедиции, которую позже переименовали в Аганскую.

Такие встречи – хороший повод увидеться и пообщаться со старыми товарищами. И программа была насыщенной: сюда вошли торжественное собрание в ДК «Нефтяник», посвящённое юбилею, посещение памятных мест Тюмени и, в заключение, общение в неформальной обстановке. Геологи встречали старых знакомых, делились жизненными историями, воспоминаниями.

«Приглашённых было много – в главке в своё время было больше двадцати экспедиций, объединений штук восемь, – рассказывает Александр Иванович. – Сюда приехали и те, кто в разные годы жил и работал в Новоаганске. У нас всегда были сильные геологи. Позднее многие из них состоялись в профессии, занимаются научной работой, руководят предприятиями в Ханты-Мансийске, Ноябрьске, Тюмени, Москве, других городах. Вот они на фото (кого помню) – геологи Татьяна Бакум и Зоя Захарова, мастер по испытаниям Николай Даниленко, начальник геологического отдела Александр Лукашов, буровой мастер Вячеслав Букрин, Валерий Педяшев, Александр Зайцев, Александр Першин, Виктор Пичугов, Юрий Ценуквадзе.

Были там и мои родственники, Шашковы, Иван Филиппович и Вера Трофимовна, они в 1953 году открывали Берёзовский газ, там познакомились и потом поженились. Был начальник Харасавэйской экспедиции, находившейся в самой западной точке полуострова Ямал. Туда подходили морские суда, выгружали трубы, стройматериалы, когда вели геологоразведку Ямала. Здесь встретились люди разных профессий, но всех объединили общие воспоминания».

Об истории Новоаганска Александр Устименко знает не понаслышке. «В 1966 году пришла первая баржа с сейсмиками, четырнадцатого мая. Базировались они ниже по течению Агана, в посёлке Лейково, сейчас этого посёлка нет уже. Вместе с ними приехали и строители – Ляминский стройучасток. А экспедиция начала перебазировку в 1970 году, – вспоминает Александр Иванович. – Основное передвижение пришлось на 1972 год. Я приехал в 1973 году. Не знал, куда ехать, и из Сургута отправился на Ан-2 в Нефтеюганск. Помню, «кукурузник» только взлетел, тут же сел. И меня оттуда уже направили в Новоаганск.

Долго ещё из Нефтеюганска бригады летали, мастера. Был такой бурильщик, Колосов, он чуть ли не до 1980 года там жил, а сюда летал работать. И вертолёты специально для этого выделялись, потому что жилья не хватало.

В здании конторы располагался и стройучасток, и экспедиция, и почта. Помню многих начальников экспедиции – Николай Петрович Палашкин, он меня принимал на работу. Был Пархомович, после него Кирьянов, затем Халецкий, Габриэлян, Хохряков и другие. Много воспоминаний осталось, много разных историй.

Вспоминали, как Букрин по три буровых сразу забуривал, – продолжает рассказ Александр Иванович. – У него было негласное соревнование с другим знаменитым мастером – Соловьёвым из Сургутской экспедиции – кто больше набурит. За сто тысяч пробуренных и сданных в эксплуатацию метров получали звание Героя Социалистического Труда. Но одно дело, когда нужно пробурить восемнадцать скважин рядом – одну пробурил, станок чуть передвинул, и дальше буришь. А другое дело, когда до следующей скважины тридцать-сорок километров. Так вот, эти два мастера по шестьдесят тысяч метров набурили, правда, особых наград наш мастер тогда не получил».

Всякие ситуации бывали в практике геологов, и далеко не всегда весёлые. Как рассказал наш собеседник, был случай, когда буровую перевезли на новое место, и бригада уже уехала, остались двое. Решили они, что буханки хлеба им хватит до прилёта следующего вертолёта. Но тут, как назло, на неделю затянулась нелётная погода. На охоту или рыбалку не отойти, потому что далеко, а в любое время мог прилететь вертолёт. Так они и просидели неделю на одном хлебе, плюс нашли небольшой запас старых пряников, на этом и держались.

Бывало, что теряли людей на охоте – экипаж вертолёта сменился, а точку высадки охотников сменному экипажу не показал. Потом посылали вертолёты с поисковой экспедицией. Охотники издалека услышали шум лопастей, начали жечь одежду, сапоги болотные, так как они хорошо дымят. К счастью, сигнал увидели и охотников благополучно нашли.

С легендарным человеком – Фарманом Салмановым, первым руководителем Усть-Балыкской экспедиции, Александр Устименко был знаком лично. «Салманов был её первым начальником. Тогда и посёлок назывался Усть-Балык, позднее стал Нефтеюганском. Потом экспедиция перебазировалась в Новоаганск, а Салманов уже был главным геологом Главтюменьгеологии, затем стал начальником.

«Последний раз встречал его в Ханты-Мансийске, на празднике в честь добычи восьмимиллиардной тонны нефти, в 2004 году, – рассказывает Александр Иванович. – Он был с сыном – его сын очень хороший хирург, людей практически по запчастям собирает после аварий.

Интересный случай был у меня со старшим Салмановым. Я оператором работал, в 1974 году поехал в Тюмень приборы получать, и Салманов сам распределял, каким экспедициям какие приборы. Ещё старый главк был, как сейчас помню, на втором этаже находился кабинет Салманова. Зашёл, поздоровался, сказал, что приехал из Усть-Балыкской экспедиции. Салманов говорит – получай столько-то глубинных манометров, пробоотборников. И спросил, какие ещё проблемы есть? А я говорю: «Фарман Курбанович, с пробками беда, нет пробок».

Пробы нефти обычно набирают в бутылки, и нужны пробки, чтобы закрывать эти бутылки. Причём пробки нужны капроновые, а они дефицит. Он кому-то позвонил и говорит: «Внизу УАЗик стоит, я сказал, чтобы тебя отвезли на Тюменский ликёроводочный завод». Поехал туда с запиской от Салманова. Меня пропустили и полный посылочный ящик капроновых пробок выдали. Так сколько прошло времени – я уже ушёл из экспедиции, работал председателем Новоаганского поселкового совета, потом вернулся – а пробки всё ещё были!..»

Как бы ни было приятно встретить старых друзей, как всегда, не обошлось и без печальных воспоминаний. «Вспомнили всех, кто погиб, кто пропал без вести в тайге, – говорит Александр Иванович. – В своё время в Ханты-Мансийске к одной из юбилейных дат хотели возвести стелу памяти всех, кто погиб за большую нефть, но позднее от этой идеи отказались. Всегда в нашей памяти трагическая дата – 3 января 1984 года, когда при падении вертолёта Ми-6 погибло тридцать восемь человек. Их тоже всегда вспоминаем. И ещё мы решили – пока живы, будем собираться в Тюмени в День геолога».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8