Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

29.01.2019 08:58 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 29.01.2019 г.

Арина Лобанова: Я хочу видеть музыку

Автор: Наталья СТЕПАНОВА. Фото из архива Новоаганской ДШИ.

Заведующий фортепианным отделением Новоаганской детской школы искусств рассказывает о своей мечте учиться и продолжить серию музыкальных конкурсов среди учащихся школы.

– Арина Михайловна, мы с вами не встречались больше года. Что за это время изменилось в вашей жизни?

– В моём отношении к жизни ничего не изменилось. Продолжаю любить детей, любить музыку и свою работу.

– Что касается любви к работе: как консерваторцы отдают свои знания, время и силы Детской музыкальной школе? Консерваторский диплом подразумевает преподавание хотя бы в музыкальном училище.

– Я бы не стала выделять консерваторцев среди всех остальных преподавателей музыкальных школ, потому что среди коллег, которых встречала в жизни, без консерваторского образования, были такие преподаватели, которые готовили учащихся к конкурсу имени Чайковского, и не детского, а настоящего. И у этих коллег есть ученики, которые поступали в в московские музыкальные заведения. У меня, например, никто из учеников туда не поступал, хотя есть желание кого-нибудь подготовить.

– Тогда где ваши ученики?

– Моя самая удачная ученица окончила Нижегородскую консерваторию даже по двум отделениям: как пианистка и как органистка. Сейчас она преподаёт в Сургутской музыкальной школе и в колледже. Это Оля Малова. Есть и другие выпускники, которые в соцсетях пишут, что благодарны мне за уроки. Это очень трогает, оказывается, ты не зря проживаешь жизнь. Мне уже немало лет, так что хочешь не хочешь, а итоги подводишь. Видимо, я что-то делаю неплохо.

– Например, неплохо ставите руки первокласснику при консерваторском дипломе? Мне кажется, что у такого человека болит душа по большой музыке и ему хочется самовыразиться. Может быть, хочется концертировать или играть в оркестре? Или я ничего не понимаю?

– Играть и концертировать – это совсем другой вид работы. Пока училась, играла большие программы с оркестром: и Первый концерт Чайковского, и Второй концерт Рахманинова, и Пятый концерт Бетховена, и Седьмую сонату Прокофьева. Это самый крутой репертуар. Для того чтобы оставаться концертирующим пианистом, нужно заниматься. Консерватория даёт право быть концертмейстером, концертным исполнителем, солистом камерного оркестра. Концертирующим исполнителем может стать далеко не каждый выпускник. Мне эта возможность была предоставлена – я училась в ассистентуре-стажировке. Чтобы вести жизнь концертирующего исполнителя, нужно было её вести, а я сразу ушла в преподавание – так сложилось.

– Это же сколько учатся музыке?

– Всю жизнь. Я пошла преподавать и почувствовала себя нулём без палочки. Только лет через десять осознала, что что-то умею. Сейчас, работая уже лет тридцать, продолжаю учиться. Соцсети позволяют видеть лучших наших преподавателей, общаться с педагогами всего мира, которые делятся своими наработками и нотами.

– Арина Михайловна, вам сейчас не хочется окунуться в большой мир музыки?

– Я окунулась. В прошлом году купила себе курс повышения квалификации и поехала в Московскую центральную музыкальную школу, где была двенадцать дней, слушала лекции именитых мэтров, старалась побывать в музеях, на концертах и спектаклях. Господи, как я тогда «оторвалась»! Осознала, как много упустила. Но спасибо главе нашего района Борису Александровичу Саломатину – мне дважды случилось побывать на концертах Мариинского симфонического оркестра под управлением Валерия Гергиева в Ханты-Мансийске и Сургуте. Ещё мне посчастливилось побывать на концерте лауреата XV Международного конкурса имени П.И. Чайковского Люка Дебарга. Этот мальчишка, как наш Святослав Рихтер. Он профессионально музыкой не занимался: поучился до десяти лет и бросил уроки, вырос и пошёл учиться в университет французской литературе. В двадцать один год его «торкнуло» – стал снова заниматься музыкой, попал к русской преподавательнице мадам Рене Шерешевской, которая в своё время окончила Центральную музыкальную школу.

– Это наша фортепианная школа!

– Да, но чтобы мальчишка до десяти лет учился, а затем в двадцать один год стал победителем конкурса – такого не бывает!

– Это талант от бога?

– Конечно! Так вот, я попала на его концерт в Сургуте. Он уже мировая звезда. Вот это был кайф! Сначала подумала: «Ну ладно, я его послушаю!» Но с последними аккордами готова была всхлипывать. В Сургуте он играл соло Равеля, Скарлатти, Шумана, на бис «Баркаролу» Форе. Эти концерты наполняют меня счастьем. Думаю, что ещё поеду учиться и попаду на концерт. Ещё запомнила выступление хора Сретенского монастыря в Нижневартовске.

– И что, самой захотелось играть?

– Могу теперь воплощать себя только через своих учеников. Если бы танцевала в Большом театре, а потом мне захотелось через тридцать лет снова выйти на сцену – я же не Майя Плисецкая! Конечно, хотела бы играть, но понимаю, что утратила беглость пальцев и пианизм. Вот у меня есть идея фикс: через своих зарубежных коллег нашла музыкальную сказку для малышей. Она с литературным сопровождением и детскими пьесками. Мы её поставим для театральной недели в школе и покажем зрителям. Там девять фортепианных пьес и небольшая речь ведущего. Будут играть мои малыши, а я буду рассказывать эту сказку, постараюсь сделать это выразительно. Дети так увлечены!

– У вас есть первый класс?

– Ой, какая у меня там есть потрясающая девочка! Наверное, это единственный случай в моей жизни. Представляете, пишу ей задание играть польку, марш, этюды и говорю: «А вот это пока можешь не играть». Она спрашивает: «А можно играть?» Конечно, можно, но это удивительно: у меня не было ученика, который хотел бы играть больше, а не от сих и до сих. Честно говоря, я избегала лишних заданий. Правда, у меня есть и другие хорошие дети, и они были всегда. Сейчас одна девочка готовится к конкурсу, который пройдёт в Сургуте, где будет очень строгое жюри, например, преподаватель Московской консерватории. Времени у нас не так много, мы с ней занимаемся каждую свободную минуту.

Ещё я вам расскажу о том, что люблю делать в этой школе. У нас в ДШИ 27 февраля будет проходить первый этап Международного детского конкурса имени Чайковского. Согласно условиям на заключительный конкурс попадут всего пять человек от федерального округа. Не думаю, что мы попадём в их число, но наши дети загорелись желанием участвовать в нём. Им это важно. У нас в ДШИ был Моцартовский конкурс в 2016 году, тогда дети приняли в нём активное участие. Мы будем продолжать традицию школьных конкурсов, сама буду этим заниматься, мне это нравится.

– А теперь давайте вспомним о юбилейном концерте по случаю 40-летия вашей школы.

– Конечно, мы его отметили. У меня играл ансамбль скрипачей, духовики, я занималась с хором – концертмейстерская работа никогда не позволяет мне оставаться в стороне от школьных мероприятий.

Расскажу о своих ощущениях. Вот открылся занавес, начался показ фильма об истории ДШИ, выпускниках, говорились тёплые слова о преподавателях, которые создавали школу и работали здесь. Мне было интересно и важно всё, меня наполняла гордость за то, что в нашей небольшой деревеньке посреди тайги находится такой центр, что подобрался такой коллектив, который столько сумел сделать за десятилетия. Да, мы далеко от центра, от цивилизации, но этот белый снег будет лежать до мая. Понимаете, белый снег.

– То есть крепко прижились в Новоаганске?

– Не то слово. Я вообще обожаю это место, очень благодарна ему за красоту. В детстве мне очень нравилась сказка про Машу и Медведя. Она собирала в лесу грибы.

– И заблудилась?

– Она собирала грибы, а дальше сказка не про нас, а о нашем осеннем лесе. Когда ты видишь эту красоту, которая меняется на протяжении дня, понимаешь, что живёшь, дышишь, ты счастливый человек.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

17