Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

19.10.2019 12:24 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 117 от 19.10.2019 г.

Радость ваша одна на всех

Автор: Михаил РУДАКОВ. Фото автора.

...Когда мы договаривались об этой встрече, отец Сергий Наздеркин собирался в паломническую поездку. Священники Ханты-Мансийской митрополии во главе с владыкой Павлом намеревались посетить святые места в Санкт-Петербурге и его окрестностях. Намечали сделать остановку там, где когда-то жил и проповедовал Иоанн Кронштадтский. Для отца Сергия имя «печальника земли Русской» особенно дорого: труды святого сформировали его мировоззрение. Имя святого Иоанна носит храм в Радужном, настоятелем которого протоиерей Сергий Наздеркин является.

В конце мая священник возглавил Нижневартовское районное благочиние, и в его обязанности теперь входит духовное попечение обо всех православных жителях нашего края. Радужнинцы с теплотой отзываются об отце Сергии, а вот в районе его пока мало знают.

– Решение о создании отдельного благочиния для Нижневартовского района было принято на епархиальном совете митрополии в конце мая. Как вообще возникла мысль о его создании?

– Инициатива исходила от самих священников, окормляющих православных на этой территории, так как в отдельно взятом благочинии они могли бы активнее вести духовную работу, а также взаимодействовать между собой. В итоге Нижневартовское благочиние, прежде единое, было разделено на городское, куда вошли Нижневартовск, Мегион, Лангепас, Покачи, и районное, в состав которого вошли Нижневартовский район, сельское поселение Локосово Сургутского района и город Радужный.

– Была ли у вас возможность обсудить планы духовной работы со священниками и прихожанами района?

– В июне в качестве главы благочиния я ездил на день рождения района в Ларьяк, участвовал вместе с владыкой Павлом в освящении Знаменской церкви.

В Радужном служу с 2002 года, также несколько лет окормлял православных в соседних Новоаганске и Варьёгане. В ближайшее время хочу побывать во всех городских и сельских поселениях района, встретиться и с главами поселений, и со священниками, и с прихожанами. Эти поездки думаю приурочить к престольным праздникам каждого из местных приходов. Необходимо разработать совместные мероприятия, ориентируясь при этом на календарь митрополии.

Территория нашего благочиния сложна с точки зрения транспортной доступности. За те месяцы, что оно существует, мы распределили между священниками круг обязанностей. Так, вопросами образования и катехизации занимается отец Георгий Болотов, настоятель Излучинского храма в честь Святителя Николая Чудотворца. Также на нём социальное служение, благотворительность. Миссионерскую работу взял на себя отец Андрей Иванилов, настоятель Новоаганского храма в честь Священномученика Гермогена. Я взял на себя взаимодействие с казачеством, молодёжью и спорт.

Расскажите о себе. Откуда вы родом?

– Я родился в городе Ишиме, там окончил школу и оттуда поехал в Тобольск поступать в духовную семинарию. Там на пятом курсе был сначала посвящён в дьяконы, это было на праздник Покрова, а в Великую субботу, в канун Пасхи, стал священником. По окончании семинарии, в 2002 году, меня направили к месту первого служения в Нефтеюганск. Так получилось, что священник, служивший в то время в Радужном, уехал, и Тобольский митрополит Димитрий, под началом которого мы тогда находились, вызвал меня и сказал: «Поедешь ты, будешь нести там служение до нового года, а там посмотрим, вернёшься в Нефтеюганск или направим тебя в другой приход».

– Вам 42 года, а это значит, что вы учились в советской школе. В то время в учебниках было написано, что Бога нет. Как вера стала частью вашей жизни?

– Как и многие мои сверстники, я ходил на дискотеки, слушал рок-музыку, до этого был пионером… Но пришли 90-е годы, и они особенно больно ударили по молодёжи. Никакой перспективы будто бы не было. Вот, наверное, тогда и стал задумываться о смысле жизни. Я в ту пору относительно хорошо устроился: трудился на животноводческом комплексе, в бригаде, которая занималась монтажом и ремонтом холодильного оборудования. Зарплата была небольшая, но мы получали её стабильно.

Как-то дядя, а он был верующим человеком, сказал мне: пойдём в храм, завтра праздник Рождества Христова. Пошли с ним. Так я переступил порог церкви, отстоял ночную службу. И что-то живое затронуло тогда мою душу, будто бы перевернуло всё моё сознание. Стал регулярно ходить в храм. А потом дядя предложил вместе с ним съездить в Тобольск, поклониться святыням. Я взял отгул на работе, и мы поехали. В Тобольске встретили игумена Макария, с ним завязался разговор. «Оставайся здесь! – сказал он мне. – Будешь учиться! Приезжай сюда хоть через неделю». Эти слова будто окрылили меня. И я решил поменять свою жизнь.

Моему желанию уехать в Тобольск противилась мама. Но дед встал на мою сторону, на семейном совете он даже стукнул по столу кулаком, сказав: внук поедет в Тобольск, будет учиться там в семинарии. Так покинул родительский дом. Ехал в Тобольск спокойно. И всё время не покидало ощущение, что родители отпустили меня, своего сына, пусть и взрослого уже, и самостоятельного.

Кто-то говорит теперь, что 90-е годы прибавили немало опыта в жизни, пусть и тяжёлой оказалась эта доля для многих из нас. Мне выдержать эти испытания помогли вера и ещё активные занятия спортом. Я увлекался в ту пору рукопашным боем, мечтал пойти в воздушно-десантные войска, тем более что примером для меня были ребята из части ВДВ, расквартированной в нашем городе. Но призывная комиссия обнаружила у меня проблемы со зрением, и в армию не взяли.

– Вы поступили в семинарию в те годы, когда она возобновила деятельность после долгого атеистического периода. Какие воспоминания остались у вас о годах учёбы?

– Сейчас в этой семинарии немало преподавателей, которые в ней сами когда-то были студентами. Учебный процесс стал с той поры более обыденным, чем это было у меня и моих однокашников. И, наверное, это тоже неплохо. В моё время занятия проводили отцы, которых приглашали в Тобольск из ведущих учебных заведений Русской православной церкви, немало было известных преподавателей из мирян. Наши наставники были удивительные, хорошо образованные люди, талантливые в своём деле. Они закладывали основу для Тобольской семинарии. Мне было всё интересно в учебной программе. Но особенно близкой моей душе стала литургика, дисциплина о том, как правильно выстроить богослужение. Во многом она была понятной мне, потому что за время учёбы в семинарии пел в нескольких церковных хорах, нёс пономарское послушание.

Наше поколение как-то особенно горело желанием нести служение. Все вышли из советского времени, потому очень ответственно подходили к новому для себя выбору в жизни. Мы прекрасно понимали, что такие перемены будут по-разному восприняты людьми. Помню, как отвернулись от меня мои знакомые и друзья, узнав, что я стал ходить в храм. Да и многие прихожанки в церкви, в большинстве своём немолодые, с подозрением относились к тому, что молодой парень стал бывать на службах. Нынешним молодым людям этого уже не понять, им проще: они начинают алтарничать с юных лет, со временем определяясь с выбором в жизни – пойти ли в священники. Так же спокойно поступают в семинарию и оканчивают её, принимают священный сан. Я, пока учился в семинарии, задумывался о выборе перед принятием священства: постричься в монахи или жениться. Чтобы разобраться в себе, даже ездил за советом к старцам Свято-Дивеевской обители. В итоге решил вступить в брак.

– Расскажите о вашей семье.

– С супругой мы познакомились в семинарии, она училась на регентском отделении. Сейчас руководит хором в нашей церкви. Не всегда получается найти хороших певчих, но службы в храме тем не менее не обходятся без церковного пения. У нас растут две дочери: младшей 9 лет, старшей – 13. Обе занимаются гимнастикой, старшая захотела попробовать свои силы в танцевальном коллективе.

– Как, по вашему мнению, люди представляют сегодня, что такое вера? Сложно ли вести с ними разговор на эту тему?

– Сложнее всего общаться со взрослыми, и особенно с теми, кто родился в советские атеистические годы. Они не знают подчас, как правильно поставить свечу в храме, как вести себя во время богослужения. Немало у них и стереотипов, доставшихся по наследству ещё с давних времён. Так, люди превратно понимают, что смирение – это проявление слабости, когда тебе на шею садятся все кому не лень. Чаще всего эти люди представляют священника мрачным, малообразованным и …с большим животом. Сильно удивляются, когда видят, что батюшка подтянут, следит за собой.

С детьми и школьниками общаться куда проще. Они задают конкретные вопросы, которые их особенно волнуют. Учителя обычно просят прийти, провести на классном часе беседу о том, какую, например, роль играют брак и семья в жизни человека, почему сквернословие является помехой в делах и помыслах. Вопросы задают порой очень мудрые. И тогда я ловлю себя на мысли, что у нас растёт прекрасная молодёжь, просто её энергию нужно направить в правильное русло, тогда и нравственная польза будет для всего общества.

В наш храм заходят и представители иных конфессий – чаще всего люди из межнациональных браков. Муж – мусульманин, а жена – христианка или наоборот, спрашивают, можно ли им отмечать православные праздники, молиться в храме. За святой водой приходят и православные, и мусульмане, и те и другие почитают её.

– А есть какие-то планы духовного окормления коренных жителей района? Ведь многие ханты и лесные ненцы хорошо помнят, как крестились в своё время их родители, бабушки и дедушки.

– Когда начинал служение в Радужном, выезжал в национальное село Варьёган, при мне там открывали молельную комнату. Я крестил тогда немало местных жителей из числа ханты и лесных ненцев, освящал новое здание школы.

Местные жители с той поры даже говорят: эти ханты и ненцы – крещёные, венчаные. Кого-то в этом селе мне доводилось крестить и причащать перед уходом в мир иной. Помню, как общались в ту пору с семьёй Айпиных, где супруга была ханты, а муж – из казаков. Они потом уехали, но когда жили в тех местах, организовали у себя на подворье домашний музей, мы возили в него наших юных прихожан.

В этом году познакомился с жителями Корликов, их делегация приехала в Ларьяк на день района, они участвовали в богослужении, на котором владыка Павел освятил церковь. Корликовцы потом охотно делились со мной семейными историями, как когда-то в старой ещё церкви крестились их предки.

– Что хотите пожелать жителям Нижневартовского района?

– Чтобы был мир в семьях, чтобы мы заботились о своей душе, радовались голосам наших детей. Чтобы детям не было стыдно за нас. Неважно, кто кем стал в жизни – важно, чтобы каждый из нас задумывался о смысле жизни, задавал себе вопрос: для чего родился на свет, как, для чего и для кого живу? Человек не должен пребывать в хаосе, в душе его должны быть мир и порядок. Важно, чтобы человек радовался каждому новому дню и этой радостью непременно делился с другими. Тогда всем будет легче жить. Как говорил преподобный Серафим Саровский, ты сам спасись, будь радостен, и тогда вокруг тебя спасутся тысячи. Человек ни в коем случае не должен унывать, нет ничего опаснее, чем опустить руки, стать равнодушным к себе и другим.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

19