Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

12.11.2019 16:21 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 126 от 12.11.2019 г.

Моя деревня, мой дом родной

Автор: Наталья СТЕПАНОВА. Фото Михаила ПЛЕЦКОГО.

Мы не раз обращались к главе сельского поселения Вата Марии Функ с просьбой рассказать о людях, достойных внимания наших читателей. Как правило, она перечисляла многих жителей Ваты, благодарила их за помощь во время защиты деревни от разлива протоки и за участие в субботниках. И всегда называла пожарного Владимира АНКУДОВИЧА.

– Владимир Петрович, почему, на ваш взгляд, Мария Васильевна рекомендовала вас как одного из лучших представителей деревни?

– Наверное, я оказался ближе всех, то есть попал под руку. У нас все жители деревни – защитники, в случае чего все бегут на помощь друг другу, не я один, хоть и являюсь пожарным спасательной службы МЧС. Никто не остаётся в стороне, если нужно помочь деревне или человеку, а у пожарных такая работа: в случае чего – бегом.

– «Случаи чего» бывают?

– Конечно. Вот потоп, пожары. Наша основная обязанность – борьба и помощь. Любой житель деревни побежит спасать добро и людей, хоть и не работает в пожарке. Вот с полмесяца назад был конкретный случай – горела баня в конце деревни. Вечером поступил вызов. Наверное, было короткое замыкание, с этим разбираются дознаватели. Так что выезжали, тушили, и не только мы в этом участвовали, но и соседи. Как принято, сбежались на пожар и потушили. Все сработали хорошо. Баня осталась.

– У вас с детства была тяга к огню?

– Нет, хотя я любил жечь костры, но сейчас – как рыбак и охотник. Конечно, знаю, как их потушить, да у нас в деревне все это знают. Обычно мы разводим костёр у водоёма, чтобы чайку попить на рыбалке. Напился – залил костерок и пошагал дальше.

– Вы здесь живёте всю жизнь?

– Нет, это на Севере всю жизнь, а родом я из Новосибирска. Когда началось освоение Сибири, родители поехали сюда. И я с ними, это было в 1973 году.

– И вы – давай осваивать Сибирь!

– Она уже была освоена, но какой была и какой стала – нет разговора. Раньше по улицам Ваты было не пройти: грязь, канавы, тракторы рушили дороги. А сейчас какая Вата! Да вся страна перестраивается, не только наша деревня. Если в стране очень много деревень, заросших травой, признанных неперспективными, то Вате повезло – вокруг нефтяники и нефть. И наша районная администрация заботится о строительстве жилья и дорог. Вот новый дом культуры начали строить, и это в деревне.

Я здесь жил, окончил школу, потом техникум, где получил профессию механика-водителя, потом служил в армии, работал в геологии. У меня семь полевых сезонов в геологической партии. Кстати, я участвовал в открытии большого месторождения нефти под Ханты-Мансийском. Сейчас оно гремит. Кажется, это Эндерское месторождение, где сейсморазведка работала.

– Вам бы орден дали за открытие, а вы уехали.

– У меня жена местная, из Ваты, и мы решили вернуться на родину. Это было в 2001 году. Так что, можно сказать, я местный.

– Как вы дошли до пожарного?

– Да как, если здесь открыли депо? Из нас никто раньше не работал в этой службе, но десять лет назад пришлось осваивать новое дело. Что я умею в жизни? Как деревенский житель – всё: топор могу держать в руках, могу с ружьём обращаться. Вот рыбу ловлю. Я вполне деревенский парень. Нет, не водитель – это меня везут к месту очага, а там я работаю по своему направлению.

– Где берут воду пожарные? Есть запас в машине?

– Обязательно, мы приезжаем по тревоге с водой, а если есть пожарный водоём рядом, озеро или речка, как у нас, то берём оттуда. Лесные пожары тушим – берём воду из реки, а вообще используем любую возможность.

– Где в машине хранится вода?

– Внутри неё есть ёмкость на шесть кубов. У нас в гараже машина стоит всегда заправленная, и если поступил вызов, мы едем туда с заправкой. Так же и зимой, а если что – вода в проруби. Обычно на помощь приходит вторая машина из города, если нужно, и тогда мы едем на заправку.

– Что делается в Вате во время потопа? Мария Васильевна рассказывает: тот дал трактор, тот мешки.

– Потоп бывает не каждый год, а один за десять лет. Вот в позапрошлом году была большая вода, мы мешками с песком перекрывали поток, строили дамбу и делали отсыпку. Тогда не пустили воду в деревню, спасли Вату.

– Как вам здесь живётся?

– Хорошо живётся. Я родился в городе, но вырос в деревне и люблю деревенскую жизнь: сад, огород, рыбалку. Кому как, а мне на земле жить хорошо. Правда, понастроили трёхэтажных домов.

– С другой стороны, и здесь найдутся люди, которые не хотят копаться в земле.

– Верно. Кто-то с третьего этажа поплёвывает на такую работу, но я знаю, что люди всё же хотят иметь грядочку с луком и укропом. Дело не в разведении скота, потому что сейчас можно всё купить в магазине. И у меня нет коровы, ведь мы с женой живём вдвоём – дети стали взрослыми. У нас три дочери, у них свои семьи. Две живут в Вате. Одна работает в школе, другая сейчас дома с маленьким ребёнком, а третья живёт в Тюмени, у неё тоже недавно родился ребёнок.

– Что держит дочерей в Вате?

– А вот не знаю! Одна дочь уезжала в Нижневартовск, имела там квартиру, другая жила в Тюмени, тоже при квартире, но вернулись на Вату. Видно, такая наша деревня заманиловка, прекрасная деревенька. Чистая, красивая! И места здесь хорошие. Вот нужно кому-то куда-то поехать – недалеко вокзал, аэропорт. Возьмите Покур: с одной стороны, там нет «проходного двора», люди живут в межсезонье как будто отдельно от цивилизации, им невозможно в такое время выбраться за пределы села. На Вате – пожалуйста, в любую сторону.

– Почему в деревне все говорят «на Вате»? И мы так пишем с ваших слов.

– Не знаю, так, видно, повелось, так здесь всегда говорят. «В Вату» – некрасиво, мы говорим: «Деревня у нас мягкая».

– Люди здесь мягкие?

– Люди как люди, как и везде, есть и хорошие, и плохие – нормальный народ. В любом месте, в любой деревне есть хорошие и плохие люди. Всякое бывает.

– Вы рыбак и охотник. Эта страсть от отца?

– Да, скорее всего. Сколько помню, он брал меня с собой, мы ночевали у костров, фуфайка была прожжённая. Хотя вот внук подрастает, и тоже за милую душу ходит везде со мной, с удовольствием ночует в избушке. Может, по крови передаётся такая страсть, но я люблю это дело. И брат мой любит. Раньше, знаете, не было телевизора и Интернета, так что мы в детстве ходили с удочками на речку. Кого ловим? Да кто попадётся, кто клюнет, но в основном щука да язь. Это на курье Ватинской – старице Оби, она здорово разливается по весне, сюда заходит и хорошая рыба.

– Чем занимаетесь в свободное время, когда нет пожара?

– Сейчас помогаю зятю строить баню. Сегодня у меня выходной. В деревне всё время есть работа. Зимой снегу наметёт – чистим дороги, без дела не сидим.

– Пожарные ведь на дежурстве спят и ждут тревожного звонка? Так о них говорят.

– Нельзя спать на дежурстве! Мы сидим у телефона, у нас много всякой писанины, а ещё командир повышает нашу квалификацию. Это Василий Михайлович Ломоносов, капитан пожарной службы, ветеран. У меня погонов нет, я пожарный второго класса.

– Владимир Петрович, вы уже на пенсии, раз есть внуки?

– Да, уже два года.

– Вот, поди, обрадовались?

– Кто же этому радуется? Это же не двадцать лет исполнилось!

– Вы очень молодо выглядите для пенсионера.

– Дай бог, если так. Это потому, что не валяюсь на диване, а всё время чем-нибудь занимаюсь. И стараюсь выглядеть хорошо.

– У вас дома, наверное, есть огнетушители?

– Зачем? Вот нынче сложил новую печку на даче. Я живу в трёхэтажке, но там только ночую, а вообще обитаю в старом доме, который называю дачей. Предлагал жене перейти туда, но она не хочет, поэтому зимуем в высотке.

– А по домам ходите с проверкой пожарной безопасности?

– Обязательно, смотрим, в каком состоянии содержится печное отопление, весной следим, чтобы ватинцы не сжигали мусор на огородах. Народ у нас понятливый. Если раньше люди жгли мусор, то теперь понимают, что для этого есть бачки.

– Сейчас проехала по Береговой улице. Знаете, захотелось там пожить: крепкие и красивые дома, надворные постройки. Видно, что там живут рукастые люди.

– Потому я там и живу, у протоки. Через недельку-другую можно увидеть лёд, наступит настоящая зима. И мы её перезимуем. Вы говорите, что люди здесь выглядят не по годам молодо. Это потому, что на Вате всем живётся спокойно. Да, хорошо мы здесь устроились, вы верно заметили.

– Лето – самая тревожная пора для пожарных?

– Понятное дело. Когда весной открывается сезон охоты, люди часто оставляют в лесу костры. Мы не раз тушили старую траву и леса. У нас здесь есть кедрач в околотке, так мы его тоже не раз спасали от огня. В окрестностях деревни постоянно бывают городские жители.

– А вы бываете в сёлах района?

– Это моя жена поёт в клубном ансамбле, она побывала во всех сёлах. А я что? Куда мне ездить с такой работой? Сейчас в деревне строится дом культуры. Это серьёзный объект, как и школа. Банька – полбеды, а тут получим солидное здание.

– И чтобы ничего не горело!

– Спасибо за такое пожелание.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

39