Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

12.02.2019 16:08 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 12.02.2019 г.

Они знают, что хлеб – это счастье

Автор: Софья Ярыгина

Памятные знаки «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады» 8 февраля получили две жительницы района.

От имени правительства Санкт-Петербурга эту награду блокадницам Алине Рякке из села Большетархово и покурянке Екатерине Мордовских вручила Оксана Липунова, заместитель главы Нижневартовского района по социальным вопросам.

«Мы хотели приехать раньше, в дни празднования годовщины великого события, но задержались из-за морозов. Как только погода позволила, сразу отправились к вам», – пояснила Оксана Васильевна сначала одной женщине, затем другой. В гостях у блокадниц она уже не первый раз, встречалась с ними на протяжении многих лет. На стене в доме Екатерины Фёдоровны Мордовских среди других висит и групповой портрет, сделанный во время одного из таких визитов. На нём хозяйка значительно моложе и бодрее, но так же приветливо улыбается, как и сейчас, в свои 89 лет. И взгляд всё тот же – ясный, живой, не замутнённый временем и огромным грузом воспоминаний.

Она делится ими охотно, не принуждая память, а позволяя ей свободно складываться в повествование. Удивительно, но в нём нет горечи, жалоб – только изумление той бесчеловечной долгой голодной пытке. «Мы хотели есть», – говорит Екатерина Фёдоровна так же, как Алина Ивановна и все те бывшие юные ленинградцы, которым повезло выехать из блокадного города. И тем сохранить себе жизнь, которой их собирались лишить фашисты. Захватчикам почти удалось добиться своего: в каждой семье они собрали страшную жатву – умерли старики и самые младшие. Алина и Екатерина простились каждая с двумя малышами: первая оставила на хуторе близ Ленинграда братьев, вторая за одну зиму похоронила сестёр.

Девочки, как и многие их сверстники, в ту долгую морозную голодную зиму 1942-го выжили, потому что некогда было умирать. На них, как на старших, упала забота об оставшихся родных. Матери трудились, зарабатывая продуктовые карточки, сами обессиленные и немощные. Дети отоваривали эти бесценные, напечатанные на серой обёрточной бумаге, талоны. Очередь в магазин занимали с вечера, дежурили в ней всю ночь до открытия.

– Иногда катера или машины с мукой к нам не прорывались, тогда хлеба не было, – рассказывает Екатерина Фёдоровна. – Взамен продавали жмых – спрессованные плитки отходов подсолнечника. Грызёшь его, сосёшь – а он пустой. Мама делала из него кашу, варила «суп».

Зато когда доставался хлеб – это было счастье. Многие спрашивают, как ребёнок доносил его до дома, не съедал по дороге? Ведь великое было искушение, а мы все были страшно голодны. Всё просто: тогда в ходу были сетчатые сумочки – авоськи. Продавщица клала в неё пайку хлеба и затягивала узлом на руке ребёнка: «Беги домой!» Бежишь, а запах чувствуется! Остановишься, понюхаешь через ткань, и дальше.

– А однажды на улице перевернулась машина с сухарями – то ли подбили её, то ли что ещё случилось, – продолжает рассказ наша собеседница. – Целая гора сухарей, представьте. Вокруг неё сразу поставили оцепление. Охраняли солдаты с автоматами. Не знаю, пытались ли подобраться к ней взрослые, а мы, дети, ночью поползли украдкой, по-пластунски. Часовые, конечно, видели нас (не могли не видеть тёмные тела на снегу), но сжалились, не стреляли. Сухари те пропитались бензином, что натёк из машины, воняли им. Но это был хлеб.

Жмых, очистки, клей, трава, «суп», разведённый до молекул съедобного, а также крысы, собаки, всё, что можно было только условно считать едой – на этом фоне корочки хлеба, пусть и пропахшие химией, были ценной добычей.

Были и более страшные случаи, когда голод толкал людей на нечеловеческие поступки. Мать Екатерины Фёдоровны, ставшая очевидицей такого, «обезножела», слегла и не поднималась уже до самой смерти в эвакуации. Она успела только вывезти двух оставшихся дочерей и поселиться с ними на квартире в Омске.

– Это было летом 1942 года, – говорит женщина. – Выбирались на катере, под обстрелом. Снаряды летели так часто, что фонтаны не успевали опускаться. Мы были на палубе. Мама привязала нас к бортам, чтобы не смыло волной.

А на том берегу – словно другая жизнь. Благополучная. Здесь была еда. «Нам сразу дали по сухарику», – вспоминает наша героиня. «По маленькому, правда», – добавляет она с сожалением. Но и с пониманием, что иначе никак – нельзя сразу наедаться. Просто оставшаяся в памяти заноза обиды маленького голодного существа.

Вот только один этот эпизод из всего повествования прозвучал с оттенком горечи. Растворило ли остальное время, или девочка и впрямь была не по-детски сильна? Вернее, ей пришлось стать такой – сильной, самостоятельной, всё понимающей. Без осуждения она говорит о том, что отец после смерти матери отправил их в детдом.

– Мы были ему не родные дети, своих – двух моих младших сестрёнок – он потерял во время блокады, – поделилась Екатерина Фёдоровна. – Упрекал мать, что не сберегла. А как сберечь – одной год, другой четыре. Они истаяли от голода и холода одна за другой. Сам он сначала был оставлен в Ленинграде трудиться на заводе. Потом не выдержал недоедания, ушёл добровольцем на фронт. Вскоре нам пришла на него похоронка. А через время – известие, что лежит в госпитале раненый. Как раз в Омске, куда нас отправили в эвакуацию. Когда мама умерла, он не стал нас пристраивать куда-то (может и не к кому было), отправил в детприёмник. А сам пошёл воевать дальше. Думаю, он погиб. Был бы жив, после войны нашёл бы нас, повидался. Обязательно. Никак иначе.

Сегодня в Нижневартовском районе живут 30 ветеранов – свидетелей и очевидцев Великой Отечественной войны. В прошлом году их было вдвое больше. Время не щадит, а может, наоборот, милосердно забирает их, превращая в память. Не в забвенье, потому что пока мы живы – помним.

А всё-таки я, как и Оксана Липунова, надеюсь ещё повстречаться с Екатериной Фёдоровной, вновь заглянуть в её чистые живые глаза, увидеть улыбку. Услышать то, что не даст забыть.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2