Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

16.03.2019 14:12 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 16.03.2019 г.

Станислав Чёрный: Мы привыкли обходиться своими силами

Автор: Записала Софья ЯРЫГИНА. Фото автора.

Станислав Чёрный: «В аптеке неплохой выбор лекарств»

В Корликовской больнице пусто, тихо. За то время, что мы беседуем с исполняющим обязанности её заведующего Станиславом Чёрным, никто не заглянул в кабинет, не позвонил по телефону. «Все здоровы, вот и нет никого. Для того и стоит эта больница», – объяснил он.

Светило корликовской медицины

– Как давно вы здесь работаете?

– С 8 апреля 1976 года. Приехал из Киевской области: сначала в Новоаганск – там должна была больница сдаваться. Но в тот момент она была в начальной стадии строительства, залит один фундамент. Недолго поработал помбуром и переехал в Нижневартовск. Там Павел Тимофеевич Московкин – он тогда возглавлял районное здравоохранение – взял меня на службу и направил сюда. Так я принял Корликовскую больницу.

Она тогда была участковой: те же амбулатория и стационар, только под одной крышей. В 1983 году Корлики затопило, дома были залиты по окна, край села вообще по трубы ушёл. И грибок потом за год полностью съел здание – полы, стены. Больница была деревянная, постройки 1930-х годов (вообще весь посёлок из того времени). Поэтому решили строить новую. В 1986 году и приступили. Я, как заведующий, строил её сам – нанимал бригады, завозил стройматериалы. До осени возвели здание из бруса под крышу. Зиму оно отстояло, летом начались отделочные работы и финальный этап. К новому, 1987 году отпраздновали новоселье. Стационар построили позже.

Штат больницы тогда был побольше: одних фельдшеров четыре человека, акушерка, персонал амбулатории. Стационар обслуживали сами, не было отдельных палатных медсестёр, санитарочек, которые по суткам дежурили бы. В то время были всего три санитарки на больницу. В их обязанности входило: наколоть и натаскать дрова на восемь печей, истопить, а если зимой, то два раза – утром и вечером. Наносить воды, сварить больным покушать, вымыть полы, плюс ещё и стирка – они были за прачек. И это всё одна санитарочка делала.

Сейчас у нас есть и санитарочка, и оператор по стирке белья, четыре санитарки в стационаре, и столько же палатных медсестёр – сутки через трое работают. А тогда всё это ложилось на фельдшеров, мы поочерёдно ходили на вызовы и вели стационар.

Обслуживаем сегодня ту же территорию, что и раньше. Но в те годы мы вдобавок выезжали на стойбища (для этого имелись «буран» и лодки). Медикаменты бесплатно раздавали, осмотры делали, был график посещений стоянок рыбаков и охотников.

Краевая патология и новые кадры: где взять врачей?

– Новой больнице, построенной в 1987 году, уже более тридцати лет, что-то изменилось в её структуре, функциях и кадровом составе?

– Основные службы те же: стационар на пять коек и амбулатория с кабинетами приёма взрослого и детского населения, стоматологическим, женским смотровым, процедурным. Был физиокабинет, его расформировали из-за отсутствия специалиста. И есть лаборатория, в которой, правда, нет лаборанта, он уехал работать в город. Поэтому, кстати, у нас сохраняется статистика по диспансерному учёту людей с заболеваниями описторхозом и дифиллоботриозом. Это краевая патология, типичная для наших мест и вообще для Сибири. Вызывается гельминтами, которые находятся в рыбе. Заражение происходит при неправильной её обработке. Вылечить заболевания несложно, мы это делаем у себя в больнице. Но после нужно троекратно, с перерывами в неделю, сдать анализы в лабораторию, подтвердить излечение. А вот это уже мы не можем. В Излучинск никто на месяц за этим специально не поедет, так что люди как были поставлены на учёт, так за редким исключением (если повезло пролечиться в другой больнице) и остаются. Сегодня на учёте по описторхозу у нас 45 человек, и 31 – по дифиллоботриозу.

Вы спрашиваете, почему мы не нашли другого лаборанта… Сюда никто не поедет на полставки. Прежний работник – она была и фельдшером, и лаборантом. И без того молодёжь не очень-то стремится в село. Она сегодня хочет быстро выучиться и получать зарплату. А в медицине нужно очень долго учиться. Хорошо, если есть родители состоятельные, потому что восемь лет – большой срок. А если нет такой поддержки, то как жить? Ведь не секрет, что мы не гребём деньги лопатой. Если у нас раньше было 30% сельских, то стало 20. Да и другие доплаты тоже сократили, подвели под голый тариф. Сейчас зарплата, если убрать северные надбавки, – та же, что и на большой земле.

Вот и зачем молодому специалисту ехать в эту тьмутаракань на ту же зарплату, что он получит в городе, да ещё в другом климате? И там такой же спрос на медиков, только продукты дешевле и транспортная линия есть, можно поехать, куда хочешь. А здесь ни прилететь, ни улететь.

– К вам недавно пришёл свой молодой специалист, житель Корликов.

– Иван Степанович Каткалев. Он фельдшер, работает у нас на детском приёме и в школе.

Степаныч местный, закончил Ханты-Мансийское медучилище. По окончании устроился в педиатрию и в амбулаторию поликлиники Излучинска. Я его в 2017 году переманил домой, назад, когда у нас работать некому стало вообще. Все ушли, остались одни пенсионеры.

– Он у вас один такой молодой?

– Он единственный и последний.

– Вы на него эту больницу и оставите?

– Если не сбежит, то да. У него есть желание учиться дальше. Он бы, наверное, и в этом году пошёл, но округ не выделил субсидию на учёбу. Он ждет её: только дадут – сразу продолжит обучение.

– С перспективой возвращения?

– Этого уже не знаю. Но надеюсь, что вернётся, как возвращаются, в общем-то, местные домой.

Хозяйственные заботы медиков

– Вы говорите, работать некому стало. Кто вам ещё нужен?

– Сегодня в штате больницы 20 человек. Медицинских работников из них восемь: четыре медсестры в стационаре, два фельдшера на приёме, зубной врач и акушерка на полставки. Нужны ещё два фельдшера как минимум. Акушерочка молодая, но на этой ставке работницы почему-то не задерживаются – то декрет, то ещё что. Получается – она есть, а по сути и нет её.

Остальные работники – это четыре уборщика помещений (раньше это были санитарки), повар, на полставки завскладом, четыре кочегара и прачка.

По технической части у нас тоже хватает проблем. Прачечная много лет нуждается в капитальном ремонте. Она расположена в отдельном здании недалеко от аэропорта. Там нужно перекладывать печь, заводить воду, подключать канализацию. По теплу прачка ещё может стирать в этом помещении, а зимой уже нет. Кстати, и сама больница не подключена к водоснабжению.

Котельная у нас тоже своя, мы полностью автономны. Здесь, впрочем, как и везде в селе, проблема с топливом. Закупаем дрова у частника. Платим за них уже лет семь фиксированную стоимость – 1119 рублей за куб. Бензин за это время подорожал бог знает сколько раз, запчасти – тоже. Плюс заготовщику приходится ездить за лесом на большие расстояния. Говорит, ему стало невыгодно.

У нас сегодня нет дров про запас. Раньше мы всегда готовили их впрок. А теперь покрываем только текущие нужды. Проговаривали как-то раньше возможность присоединить больницу к общественной котельной, которая отапливает школу. Когда её строили, рассчитывали, что будет обслуживать интернат, школу и нас. Но она не потянула – неправильно расчёты сделали или котлы оказались слабенькие. Их меняли, но всё равно не тянет. А так – нам только одни краны перекрыть, другие открыть – и мы отапливаемся от них. То есть всё приготовлено. Но – не действует.

Диспансеризация

– В 20-х числах декабря к нам приезжала выездная бригада врачей из Излучинска. У неё были две цели: осмотр школьников и диспансеризация населения. Врачи приехали, сделали, что смогли. Но это было очень быстро: сегодня прилетели, полдня поработали, и до 11 утра назавтра, потому что в 12 часов уже вертолёт. Надо бы, чтобы они хоть дня два-три побыли. А нельзя – оголяется поликлиника в Излучинске, там работать некому: доктора все оттуда, снимаются с приёма.

Передвижная поликлиника до нас не добирается – теплоход не успевает дойти, а зимой дороги нет. В прошлом году осенью по малой воде приходила окружная машина с флюороустановкой. Побыли два дня и ушли. Они даже сюда не добрались, стояли на Вахе, мы к ним людей возили машиной. Кого успели – свозили. Это хорошо, но всё-таки не бригада врачей. Впрочем, мы привыкли обходиться своими силами.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4