Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

11.04.2019 10:21 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 39 от 11.04.2019 г.

Желаю вам счастья!

Автор: Валентина КОСТАРЕВА. Фото из архива редакции.

44 года отработала в Чехломеевской школе-интернате Апполинария Тюкаева.

Пришла сюда Полина – так зовут её друзья и близкие – молодой девушкой в 1964 году, сразу после окончания знаменитого «северного» отделения Ленинградского педагогического института имени А.И. Герцена. Этот институт окончили многие педагоги из числа коренных народов Севера. Апполинарии Николаевне повезло целый курс проучиться под руководством известного учёного-языковеда Николая Терёшкина, автора первых букварей ваховского и сургутского диалектов хантыйского языка, составившего первое описание их грамматического строя.

Кстати, в институте сама Полина впервые, к собственному удивлению, заговорила на родном языке. В семье им владела только мама, вспоминает наша героиня, «а мы ей отвечали по-русски».

– До Николая Терёшкина курс вёл Николай Баландин, – рассказывает Апполинария Тюкаева. – Он преподавал ваховский диалект. Разговаривал с нами на нём и требовал того же от нас. И я последовала его примеру. Ой, думаю, язык-то знаю, оказывается! Так и стала изучать свой диалект.

После окончания института девушку направили заведовать Чехломеевской школой-интернатом. Ирония судьбы – все школьные годы её прошли в нескольких подобных школах: Большетарховской, Мегионской и Ларьякской, где она училась с 4 по 10 классы после окончания трёхлетки в Былино, куда после её рождения переехали родители.

И вот снова интернат, только теперь она тут главный руководитель и ещё ведущая подготовительного («нулевого») класса. В него определяли детей ханты, чтобы научить их русскому языку. С 1 сентября и до нового года они проходили эту подготовку, а после зимних каникул уже приступали к изучению русского букваря.

– Переучивались быстро: несколько месяцев, и уже вовсю говорили по-русски, – вспоминает учитель. – А вот наоборот – трудно. Позже, до выхода на пенсию, преподавала уже хантыйский язык. Учить было гораздо сложнее: знают отдельные слова, а предложения строить не могут. Сколько с бывшими учениками встречаюсь – никто, к сожалению, не говорит по-хантыйски.

Детей в пришкольный интернат привозили из окрестных деревень: Соснового бора, Пугъюга, Ромкино, Большого Ларьяка. Жили тут и местные ребятишки. Они были детьми рыбаков и охотников. На плечах молодой учительницы лежала ответственность за их питание, учёбу, досуг. Полина фактически на долгие месяцы заменяла детям родителей, учила понимать жизнь, шаг за шагом прививала любовь к Родине, доброту и справедливость.

Сейчас Апполинария Николаевна на заслуженном отдыхе, занимается домашним хозяйством, общается с подругами. Она уже прабабушка – у неё семь внуков и три правнука. О себе говорит: «Считаю себя очень счастливой: росла в деревне, мама – безграмотная хантыйская женщина. Но она воспитала нас в любви к родному краю, в уважении к старшим, привила интерес к учёбе. Я стала учителем, мне повезло с друзьями и близкими. Им и всем людям желаю только счастья».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4