Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

22.06.2019 10:13 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 66 от 24.06.2019 г.

Владимир Мазин: Я по-хантыйски начал петь, по-русски собирая звуки

Автор: Наталья СТЕПАНОВА. Фото Михаила ПЛЕЦКОГО.

Мы продолжаем рассказывать о мероприятиях, прошедших на районном фестивале «Моё сердце – Нижневартовский район». Среди гостей фестиваля мы встретили нашего земляка – поэта Владимира Мазина. В своё время профессор Нижневартовского университета географ Феликс Рянский назвал его «одним из лучших поэтов XX века». Далеко не каждый поэт посвящает стихи родному селу, но Ларьяку очень повезло: Владимир Мазин воспел своё Отечество – Ларьяк, где люди умеют любить по старинке, где черёмуха цветёт крылато, где сходятся реки. Это остров добрых людей, куда поэту хочется приезжать хотя бы раз в год. И он приехал к себе домой…

– Владимир Алексеевич, вы сейчас живёте вдали от Ларьяка. Вспоминаете о нём?

– Конечно, ведь Ларьяк связан с моим становлением как человека и как поэта. Всё началось очень просто – с участия в художественной самодеятельности. Рядом были более старшие исполнители, у которых я учился, но не технике исполнения вокала, а поведению на сцене и отношению к зрителям. Всё это было очень важно и непросто. Иногда хороший исполнитель выходит на сцену, а ты думаешь: лучше бы он не появлялся. Сцена – это площадка, которая ничего не прощает. И в жизни тоже важно, как человек приходит на свидание и как уходит. Это не делается наигранно, но и нет каких-то особых рецептов, поскольку результат общей культуры. Эта культура появилась у меня здесь, в Ларьяке.

В селе была прекрасная библиотека, оставшаяся от центра района. Вы не представляете, сколько времени я проводил там! Туда приходили журналы «Театральная жизнь», «Театр», «Музыкальная жизнь», «Советский экран». Я хотел стать артистом… Вообще, никогда не думал, что у меня будет профессия литератора, что стану поэтом. Я писал стихи, потому что волновалась душа: вот что-то лезет в голову, в душу… Выскажешь – отпустит. И ещё писал по необходимости: ищу стихи для концерта, но не могу найти, например, к юбилею округа перебрал столько всяких сборников, методической литературы, но понимал, что они меня не устраивают. Например, такие строчки: «В далёкой комнате Кремля и о тебе подумал Ленин, хантыйская земля». Это же вообще не пойдёт! И я написал другое: « У хантыйского чувала всем не будет места мало. Разноликими гостями веселитесь вместе с нами». Его так хорошо приняли зрители. Прошло много лет, меня пригласили в Ханты-Мансийск на финно-угорский фестиваль. И вот идёт концерт, выходят девушка в хантыйском костюме и парень в русском и читают про чувал. Я думаю: «Господи, что-то так знакомо!» Как живучи стихи! Или вот – «хороши ларьякские дорожки»: я их написал не для публикации, а по случаю. Конечно, я вспоминаю Ларьяк…

Что потом? Служил в армии, год работал и поехал во время отпуска в Ленинград с мыслью о поступлении в институт. Я не надеялся на поступление, к тому же уже женился. Я человек не разболтанный, что бы обо мне ни говорили, но в дружбе верный: если дружу, то навсегда.

И вдруг я поступил, успешно сдал экзамены. Что делать? Да как раньше, когда учился в училище: приезжал в Ларьяк на каникулы и ставил в ДК концертные номера. В институте – теория, а в селе – практика, потом, правда, увлёкся бальными танцами и методикой преподавания хореографии, даже диплом посвятил этой теме. Я думал, что по окончании института буду жить в своём селе, но переехал в Нижневартовск. Мама ругала: «Так до старости и будешь танцевать? Ты же любишь стихи – поступай в пединститут». И я поступил на филфак, окончил его. И тут умерла мама. Я подумал: «Какая же она молодец, что заставила меня учиться…» И я пошёл в школу, параллельно много публиковался в газетах: стихи, статьи о национальной культуре, преподавал русский язык и литературу. Потом меня пригласили в университет, за летние каникулы я написал диссертацию, защита прошла успешно, потом выпустил монографию, потом меня командировали в Питер на повышение квалификации.

Да, Ларьяк… Я туда приехал с большим концертом, посвящённым 70-летию Нижневартовского района. Здесь жила моя тётя, Нина Григорьевна Кунина, которая всю жизнь работала фельдшером-акушером, принимала очень много детей. Хантыйка, она была очень опытным специалистом, ей доверяли. Пока она была жива, я приезжал сюда, мы организовывали здесь встречи с читателями, школьниками. Я приезжал сюда 1 сентября на Урок мира, затем на юбилей Пушкина по случаю 200-летия его рождения. И всё это связано с Ларьяком. Честно говоря, я не собирался оттуда уезжать…

Если удача и если беда,

Если услышу стук сердца родного,

Я добираюсь до пристани снова,

Где не расходятся лес и вода.

Лес и вода – две стихии мои;

Здесь перемешаны тени на влаге,

Здесь отраженьем на вечной бумаге

Берег над речкой слагает стихи.

В Нижневартовске есть Центр национальных культур, я мечтал там работать и заниматься хантыйским фольклором. Меня это увлекало, это было интересно. Я немного знаю этот язык на разговорном уровне, сейчас, правда, многое уже забыл. Мне казалось, что всё это нужно центру, а оказалось – только мне. И я увяз в чистой науке – философии культуры, её методологии, но в то же время не забывал и о культуре коренных народов, разрабатывал программы на местном материале.

– Вы по-прежнему пишете стихи о родных местах?

– Конечно. Даже если в стихах берёзки, то они или нижневартовские, или ларьякские. Если о любви, то о нашей, а не абстрактной. Я посылал стихи в вашу редакцию. Спасибо, что присылаете мне «Новости Приобья», это украшает мою жизнь, мне кажется, что я по-прежнему нужен.

– В библиотеках района есть сборники ваших стихов. И наша газета их часто цитирует, особенно в заголовках.

– Последняя книга вышла у меня в 2010 году, это «Ритмы времени в рифмах судьбы». Есть, конечно, и более свежие, но прочитать их не смогу, потому что не учу наизусть. Хотите, почитаю Блока?

– Что вы нового увидели в Ларьяке?

– Нового очень много. Во-первых, изменился ландшафт. Правда, он не тот песочный – «по краям крапива, лебеда». Он бетонно-плиточный. Не знаю, хорошо ли это. Если людям нравится, значит, хорошо. Здесь неплохо построены новые жилые дома, у людей появились современные квартиры, что замечательно. А во-вторых… У нас Ларьяк был очень зелёный. Он и сейчас не пустой, но растения нужно сохранять. Хорошо, что есть черёмуха. Знаете, сейчас Ларьяк стал такой… административный. Старые здания в селе были интересные по архитектуре, например, старая школа, что сгорела. То был купеческий дом. Школа стояла там, где сейчас возвышается сельская администрация. Потом было прекрасное здание отдела образования – из хорошего леса, прочное, часть его была двухэтажная, другая – одноэтажная. Представляете? Это тоже бывший купеческий дом. К сожалению, смыта разливом часть улицы, где были амбары по продаже керосина и приёма дикоросов. Смыт и весь бывший причал. Я смотрю вокруг и не узнаю: здесь же теплоход приставал к берегу, здесь был шикарный причал. Всё унесло время, изменилось и русло реки. Меня очень волнует, что осыпается берег Сабуна с другой стороны села. Он осыпается, а там стоит наш кедрач. Я хоть и лирик, но мне будет жаль, если всё это погибнет, потому что берег песчаный.

Давно валяюсь на родной траве

И облаком, как простынёй, играю:

То скомкаю, то в клочья разрываю,

То приложу к горячей голове,

То по-мальчишески укроюсь весь,

Изображая то, что не увижу,

Лицо открою – видите: я выжил…

А может быть, для Родины воскрес.

Что такое Ларь-ях? Ях – люди, лар – заливные луга, сор. Туда ходили коровы на выпас. Там, где сейчас находится детский сад, было озеро, изнутри его бил родник. Его замыли, родник ушёл от нас. Меня волнуют эти геодезические моменты, потому что волнует судьба села. Я люблю Ларьяк не потому, что это старое село. Не только потому. Здесь прошли мои лучшие годы, здесь я жил с родителями. Многие, кто приезжают сюда, восхищаются Ларьяком. Дай Бог, чтобы он сохранился на земле.

– Что вы ему пожелаете при расставании?

– Хочу пожелать ему растить свои кадры, кадры востребованные, чтобы молодёжь получала профессии, которые будут нужны её селу. Для этого нужна профориентация в старших классах, нужно, чтобы ученики полюбили будущую профессию. К сожалению, молодёжь получает профессии, которые не нужны в селе, например, в Ларьяке. Здесь ведь не нужно иметь много экономистов или программистов. И ещё хочу пожелать моим добрым землякам, чтобы их дети учились сохранять природу. А я буду писать стихи о любви и о природе. О любви к природе…

…У нас черёмуха

цветёт крылато,

и половодье движется

к крыльцу,

чтоб ухажёр

стыдился на закате

поверить

отражённому лицу.

У нас под окнами

мерцает небо

и отражает

месяц и свечу.

Хочу домой

за песнями и хлебом…

Об остальном,

пожалуй, промолчу.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20