Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

29.06.2019 10:27 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 69 от 29.06.2019 г.

Быть казаком

Автор: Софья ЯРЫГИНА. Фото Михаила ПЛЕЦКОГО.

Традиционный ежегодный фестиваль «Моё сердце – Нижневартовский район» – масштабное событие. Написать обо всех мероприятиях на страницах одного выпуска газеты невозможно: всё равно какие-то герои, отдельные моменты фестиваля останутся «за кадром». А они настолько интересны, что упустить их жаль.

Как, например, интересен был разговор с Сергеем Стояновым, атаманом хуторского казачьего общества «Хутор Ларьяк». На фестивале он был не зрителем, а одним из участников – возглавлял команду, представляющую национальную площадку «Казачий курень». Палатка эта привлекла внимание неожиданной скромностью убранства. Что казалось непонятным: им-то, местным жителям, не нужно везти за сто вёрст декорации, выбирать, чем из реквизита пожертвовать, а без чего – никак.

Объяснение оказалось простым. И удивительным. Здешние хуторяне не гонятся за внешней атрибутикой, они своим казачеством просто живут. Потому и нет нужды в театральности. А на площадке рассказывали гостям о традициях и обычаях своих предков, делились важными элементами культуры.

– То есть вы не играете в казаков? Это всё не декорации, нечто большее?

– Да, это жизнь. Как можно свою жизнь отнести к декорациям? Это в крови, в воспитании. Я считаю, что казаки, казачество – это не этнос, а образ жизни. Вот, скажем, наш хутор насчитывает 20 человек. Около 15 из них сегодня на празднике. На площадке, в парадной форме, сами видите – немного. Остальные несут службу как добровольная народная дружина – следят за порядком.

Поэтому когда заходит спор о том, кто такие казаки – народность это или культура либо что-то ещё, я придерживаюсь мнения, что это всё-таки люди определённого образа жизни, рождённого в рамках определённой культуры, обычаев и традиций. Я, например, отношусь к черноморскому казачеству, откуда вышли и мои предки. Так что с детства впитал и уклад жизни, и почтительное отношение к своей истории, корням.

– Образ жизни – что вы имеете в виду под этим?

– Я только что назвал самое важное, то, на чём всё стоит: почтительное отношение к предкам и своей истории. Сюда же входит уважение к старшим. Такой образ жизни сам по себе служит примером подрастающему поколению. Мы хотим вернуть эти основы, всё, что было утрачено и искоренялось почти целый век. Постепенно и последовательно возрождаем уклад жизни, традиции, культуру: песни, народное творчество, обычаи.

– Вы считаете, что-то из традиций казачества сегодня способно возродиться и органично войти в современную жизнь?

– Возродить можно всё при желании.

– У вас на выставочном стенде лежат нагайки, шашки. Хотите сказать, что и их введёте в обиход?

– Это боевые шашки из тех, что хранятся в семьях казаков. Конечно, они сейчас не пригодятся в бою. Это уже элемент истории, её реликвии. Но многие из нас, как и предки, владеют мастерством обращения с шашкой. Это было очень грозное оружие. Даже самураи считали, что оно по боевым качествам превосходит их мечи и в бою намного эффективнее. В руках же воина – а казачество это воинская каста – становится поистине устрашающим. Кстати, у императора Японии были в охране казаки.

Хотя и мирная жизнь нам не чужда – мы и в плуг становимся, и рожь сеем. И детей воспитываем.

– Где ваш конь?

– Где-то по деревне ходит.

– Он действительно есть?

– Конечно!

– Вы служили?

– Я и служил, и воевал. Служил в разведроте. Повоевать пришлось после. Мне не хочется об этом говорить. Есть и боевые награды. Последние сейчас на моей гимнастёрке.

– Что вы показывали гостям вашей площадки? О чём рассказывали?

– Показали элементы рубки шашкой. И немного рассказали о нашей истории, традициях и обычаях. О том, что хата казака всегда открыта для гостей. Что здесь любят дружеское общение, застольные песни. Не в том смысле, что напились и горланят, а песни, которые идут по кругу, от одного товарища к другому, когда вспоминается то, что звучало за столом у наших дедов-прадедов. Это, кстати, тоже воскрешает культуру. И прививает её уже нашим детям. Так они познают свою историю.

Рассказывали о традиционной казацкой одежде. Вот, например, кубанка. Из названия можно понять, что она пришла с Кубани, от тамошних казаков. Но мало кто знает, что право носить её нужно было заработать (как краповые береты, допустим). И было оно только у пластунов.

– Пластуны – это разведчики?

– Можно сказать и так. Но скорее их можно отнести к спецназу. В дореволюционные времена были пластунские дивизии. До Великой Отечественной войны они не дожили, но остались отдельные казаки-пластуны. Они пользовались очень большой славой, потому что выполняли такие задачи, которые другим были не под силу. Казак ведь никогда ни перед чем не отступал. Он оставался один, но бился до последнего.

– Вы казак. Каково это – быть казаком?

– Это ответственно. И, я считаю, – почётно. Казаком не становятся, надев мундир и объявив людям, что ты отныне казак. Об этом заявляет твоя душа, в которой глубоко укоренилось всё, что связано с казачеством. То есть ты казак прежде всего душой. Это очень ко многому обязывает. Обязывает соответствовать поведением, делами.

Это не какая-то особенная ноша. Это просто наша жизнь. В ней мы поддерживаем связь с другими хуторами, станицами – местными и по всей стране. Независимо от географического положения у нас со всеми очень дружеские отношения. Тем, кто рядом, помогаем в делах. Каждый день обязательно созваниваемся, советуемся, делимся новостями. Это как одна большая семья.

Вот это всё вместе взятое и значит «быть казаком».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9