Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

08.08.2020 14:13 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 85 от 08.08.2020 г.

Айрат Ямалиев: Строительство – моя романтика, моё призвание

Автор: Записала Софья ЯРЫГИНА.

«Завтра не могу, буду в Новоаганске. А в четверг думаю поехать в Ларьяк. Давайте сегодня», – предложил Айрат Ямалиев, руководитель строительной фирмы «Основа» в ответ на просьбу встретиться накануне Дня строителя.

– У строительства в нашем районе своя специфика. Те, кто здесь работает не один год, с ней знакомы. Иногда попадается подрядчик со стороны, спрашивает: «Где объект?» – «В Покуре». – «Ну, поехали». – «Поехали, но сегодня аппарельки нет». – «Какой аппарельки, ты о чём? Сказали же, за день туда и обратно можно обернуться». – «Да, за день туда и обратно – по средам, пятницам, пожалуйста».

Это не городская стройка. Для меня была бы сказка: вышел в город, вот у тебя объект строится. Проверил, что надо, и отправился в офис, пешком прогулялся даже. Хотя, по мне, это не работа, так, балдёж. В Покур чтобы съездить – минимум день. В Ларьяк на два полезных часа с ночёвкой едешь. Если день надо поработать – бери трое суток. Это мне, директору, или ИТРовцу. А геодезист, прораб, ПТОшник – они за день не управятся, дня полтора рабочих надо. Уже неделя у человека пропала. Вот такая особенность работы здесь.

– Айрат Рабисович, вы в профессии с юности, после окончания строительного техникума. Тут в Нижневартовске и начинали в 1987 году после распределения. Но почему именно строительство?

– Романтика. В те времена гремел БАМ, на слуху были комсомольские стройки. Молодые люди уезжали кто на Север, кто на восток. По зову сердца, хотели быть нужными. А если ты ещё и являлся строителем – это было чисто твоё. Не столько нефтяник, сколько строитель. По крайней мере, в моём окружении, там, где я жил (я приехал из Башкирии) были именно такие представления.

– Нижневартовску в 87-м исполнилось пятнадцать лет. Вы успели её ощутить?

– Ну не в полной мере. Тут уже цивилизация была: почтамт стоял, по улице Мира с коляской можно было прогуляться. Она чуть ли не единственная такая была. Немножко Нефтяников обжили, первый-второй микрорайоны. А в сторону свернёшь – там болотина, и в сапогах не пройдёшь, даже в солнечную погоду, такую, как сейчас. Романтика была чуть раньше, видимо, лет за пять-семь до этого.

– Как получилось, что сменили курс и из города зашли в район?

– Начинали мы на субподряде. Как и все в этом бизнесе, в принципе, это действующая практика. Организация, которая уже имела в районе свою репутацию, взялась выполнить заказ на строительство четырёх небольших жилых домов в Покуре и передоверила его нам. Мы справились. Построили эти дома с нуля: разобрали старые, возвели новые. Видимо, в процессе нашу работу оценили, потому что стали предлагать другие объёмы уже как основным подрядчикам. Через пяток лет пошли заказы посерьёзнее: мы достроили Ватинский ДК, сдали здесь же школу, построили амбулатории в Ваховске и Агане. Потом пошёл период строительства жилых домов по инвестпрограмме, переключились на строительство трёхэтажных домов, возвели четыре таких многоквартирника в Вате и три в Агане. Затем пришёл черёд хоккейного корта в Излучинске. Так незаметно пролетело больше десяти лет.

– Что строите сейчас?

– Готовим к сдаче хоккейный корт в Новоаганске.

– Вы с этим не подзатянули? Ещё в прошлом году обещали сдать.

– Верно. У нас всё в последнее время идёт с затяжкой. «Спасибо» коронавирусу. И трёхквартирник в Покуре тоже сильно ушёл от графика. Взять тот же КОК в Ларьяке. Довольно крупная стройка, двухэтажный дом культуры. Финансирование есть, материалы подвозим. Но ни специалиста, ни разнорабочего не отправишь туда просто так. Во-первых, есть рекомендации стараться не приглашать людей из республик и регионов, где массово распространён ковид. Отсюда большая проблема со специалистами. Во-вторых, к работе допускаются только при наличии медицинских справок. А пока сдашь анализ, пока придёт результат – это занимает пять-шесть дней – человека уже нет, не дождался, устроился на другое предприятие.

Я не скажу, что ковид создал непреодолимые трудности, но работу осложнил, конечно. К примеру, тот же хоккейный корт. Там получилось как: перед Новым годом мы обговорили с заводом-производителем заказ на изготовление бортов. Уже собирались заплатить аванс, но тут в феврале его закрывают. Спасибо, они предупредили, мы деньги придержали. Открыли производство в конце мая, к этому времени мы должны были уже сдать корт. Но у них поменялись условия: за частичную предоплату не работают, давай сто процентов, и сроки изготовления значительно увеличились. Заказы-то у них никуда не делись. Мы свой срок перенесли на осень, поскольку летом или весной ставить борта смысла не было. Сейчас наша очередь, борта подойдут, в этом году уже введём корт.

– У вас большая строительная практика и опыт руководства предприятием. Что из этого ценнее или, может быть, ближе?

– Ближе, как выяснилось, быть прорабом. В молодости это просто было по душе. А сейчас – из-за огромной ответственности, которую накладывает должность руководителя. Бывают всякие, иногда очень сложные ситуации. Только представить, что подходит конец месяца, а ты в самый разгар строительства, когда в коллективе до пятидесяти человек, не можешь зарплату выплатить. Да от таких мыслей и забот инфаркт легко получить. Ведь у каждого сотрудника семья, за ним минимум ещё два человека. Тяжело даже представлять такое.

С другой стороны, когда ты руководитель и сдаёшь объект, при этом вовремя, качественно. Словами трудно передать, но внутри… В последнее время я пришёл к убеждению, что надо жить в мире самому с собой. Не для окружающих, а именно для себя. Помню, я очень переживал, когда мы построили первый трёхэтажный дом в капитальном исполнении. Прошёл год, а жалоб от жильцов всего пара: у одного смеситель отказал, у другого что-то подобное, по мелочи. А серьёзных, вроде того, что в доме холодно, там протекает, тут дверь не закрывается, полы вздыбились или ещё какая катастрофа, нет. Вот это самое было приятное – 24 квартиры, и ни у кого нет претензий к качеству нашей работы.

– У нас в районе красивые муниципальные дома, причём у каждого села своё лицо. В Новоаганске это многоэтажки, которыми хочется любоваться, в Агане – просторные двухэтажные особняки. Вы с архитектурным обликом поселений знакомы гораздо больше. Когда смотрите на проект, не бывает мысли, что можно что-то улучшить, сделать, скажем, эстетичнее?

– Я больше практик, поэтому для меня ваш вопрос не имеет ответа. Мы ведь говорим о подрядной организации. Она делает то, что ей закажут. Есть определённые требования, габариты. И если я вижу, как немножко улучшить проект – сделать эстетичнее, практичнее, то, чтобы это себе позволить, надо преодолеть большие трудности. То есть разработать изменения в нём, обосновать, доказать, что это необходимо и нужно сделать. Но я ведь не только романтик, а ещё и практик. Мне людей надо накормить. И себя не обидеть. И для развития предприятия отложить.

– Вы нашли компромисс?

– Я считаю, что да.

– Случался какой-то заказ, который был вам действительно интересен? Как у артистов – все хотят сыграть Гамлета. У строителей бывает нечто подобное? По крайней мере, у вас?

– Не стыдно за хоккейный корт Излучинский. Столько мнений было в Интернете о нём, причём негативных: «Такие деньги, да в других регионах делают в десять раз дешевле». Такой хоккейный корт не везде есть. Там вентиляционная система шведская применена дорогостоящая, очень чувствительная. Уникальная по своим возможностям! Там создан микроклимат особенный. И не столько финансовые затраты важны, сколько надо понимать, какой потрясающий проект разработан, какое шикарное оборудование заложено – только умей пользоваться и используй его!

Когда шло строительство, я ездил по региону, на большую землю, смотрел, интересовался, поскольку в этом объекте нужно было применить всё самое передовое. Есть в Сургуте крытый хоккейный корт, но по сравнению с Излучинским – небо и земля. У нас лучше!

Приступать к этому объекту было страшно. Много думал, смогу ли потянуть. Помощники были грамотные, только поэтому решился. Но в итоге не пожалел. И, как уже сказал, мне за него не стыдно.

– У вас сейчас ещё один мудрёный проект – культурно-образовательный комплекс в Ларьяке. Там нет для вас сложности? Ведь и зрительный зал двухэтажный, акустика в нём должна быть хорошая.

– Ну, до акустики мы пока не дошли. В любом случае нет, особого трепета не испытываю. Всё-таки жизненный опыт сказывается. Мы вплотную работаем с УКСом, и если у меня как у практика что-то вызывает сомнение, озвучиваю, они привлекают для обсуждения проектантов: перепроверяем техническое решение, те его обосновывают. Словом, нормальный ход работ.

– Не могу не спросить – когда закончите, скоро ли новоселье?

– Сегодня очень неблагодарное занятие даже планировать сроки постройки, потому что, повторюсь, – если бы дело было в городе, я более-менее уверенно мог бы сказать. Надеемся закончить после Нового года.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12