Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

18.12.2021 10:46 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 141 от 18.12.2021 г.

Кто придумал кларнет?

Автор: Наталья СТЕПАНОВА.

Кажется, мы не виделись с Тамарой КИСЕЛЁВОЙ около 10 лет. И вот встреча в декабре, а тогда, помню, был жаркий майский день, в её классе сияли инструменты, на подоконниках цвели фиалки. Прошло немало времени, но Тамара Сергеевна по-прежнему преподаёт в классе духовых инструментов Новоаганской ДШИ. И по-прежнему там звучат флейта, саксофон и кларнет.

– Понимаю, что задаю нелепый вопрос: почему женщины играют на духовых инструментах? Я вижу, что их много в симфонических оркестрах. С чем это связано? У женщин лучше развиты лёгкие?

– И мужчины там есть. Их много. Это не связано с половой принадлежностью. Думаю, женщинам тоже хочется заниматься музыкой, им нравятся духовые инструменты.

– Но они ведь не женские!

– Почему же? Есть много женщин, которые играют на трубе. Может быть, это не столь заметно было раньше, а сейчас есть Интернет: пожалуйста, загляните на любой музыкальный канал, там женщины играют джаз и всё что угодно. Есть великолепные кларнетистки, они прекрасно импровизируют.

– Всегда казалось, что у женщины должна быть в руках скрипка, она смотрится за фортепиано или за арфой.

– А вы знаете, что многие мужчины играют на арфе? Это очень большой инструмент, и чтобы вытащить его на сцену, нужны немалые физические усилия.

– Да, я видела одного арфиста и страшно удивилась.

– Что вы, их много. Это тяжёлый инструмент, под тонну весом. Обычно арфисты имеют арфу дома, где занимаются, а в концертном зале играют на другом. Это страшно дорогой инструмент.

– Тамара Сергеевна, а вы как «дошли» до трубы?

– Не помню, с чего это началось. Скорее всего, понравился звук. Вообще трудно выбрать инструмент, если тебе нравится музыка. Разве плохо звучат скрипка, контрабас или народные инструменты? Мне все нравятся.

– Но в музыкальной школе, когда вы были девочкой, выбор был известный: скрипка и рояль.

– Я была такой девочкой, что не каждый мальчик таким бывает! Я выбрала кларнет. Самое главное в этом – услышала американского музыканта Бенни Гудмана, звук его кларнета, и обомлела.

– Наверное, больше подошёл бы саксофон?

– В своё время, когда была возможность учиться, саксофонов практически не было, их просто не выпускали в стране. Помню, первые саксофоны были неподъёмно тяжёлые. И тут вы правы: их держать было очень трудно, то был не женский инструмент. Сейчас саксофоны гораздо легче, девочки играют и на тенорах, и на баритонах, и вполне справляются. Я училась игре на кларнете. У нас в музыкальном училище был предмет «смежные инструменты». Это значит деревянные, потому что кларнет относится к группе деревянных инструментов, а ещё гобой, саксофон и флейта. Мы всё это проходили.

– Я давно не была в вашем классе.

– Класс роскошный, школа роскошная!

– Там много инструментов?

– Да, новые инструменты, которые мы получили благодаря национальному проекту «Культура». Я всё время говорю спасибо нашему государству, а нашему району тем более, потому что раньше такого у нас не было. Да, в школе всё было прекрасно и великолепно, но с каждым годом становится лучше.

– Игру на каких инструментах вы преподаёте?

– Мои инструменты деревянные. В классе учатся кларнетисты, саксофонисты и флейтисты. Более того, флейтисты «размножаются», таланты растут и приходят в школу.

– Они играют?

– Им только семь лет, а вот с Лукой Гончаровым стали заниматься в шесть лет. В своё время флейтистка Катя Юмадилова окончила школу, затем Сургутский колледж культуры и искусств. Сейчас успешно работает, мы с ней встречались на конкурсах наших учеников, её воспитанники занимают призовые места. Вот такой молодой преподаватель, вполне успешный.

– Да, у вас были талантливые ученики. Где они?

– Вы вспомнили об Андрее Помпееве? Он легенда нашей школы, но не стал заниматься музыкой профессионально, а поступил в престижный новосибирский вуз, уже работает, но играет на саксофоне, вполне востребованный музыкант. Или вот Женя Баринов, кларнетист, поступил в окружной колледж для одарённых детей Севера, потом учился в Московском государственном университете культуры и искусств, успешно его окончил. Сейчас играет в одном московском ансамбле и преподаёт в музыкальной школе. Он присылал своё видео, наш ученик выбрал судьбу, а это дорогого стоит. Да, он ещё играл в Президентском оркестре, мы его видели по телевизору.

– Вот вам и Новоаганск, который не на каждой карте найдёшь!

– По поводу Новоаганска. Я как-то ехала в поезде, сказала попутчикам, что из Новоаганска. Оказывается, все знают этот посёлок, нашу музыкальную школу. Наверное, Новоаганск выдаёт на-гора только хорошую продукцию. Все знают, что здесь есть великолепная музыкальная школа с прекрасными преподавателями. Все имеют высшую категорию, все ответственные и болеют за своё дело.

– Вы слышали о предложении Президента РФ: он сказал, что школы не должны оказывать услуги, а просвещать и воспитывать детей?

– Знаете, нас хоть как назови, но мы работаем, как должно. Я как-то имела беседу с одной мамой: она мне сказала, что дети воспринимают преподавателя как носителя услуги.

– Откуда бы им знать?

– В этом заключается отношение родителей к преподавателям. Так, должно быть, формируется обратная связь. Но я не могу дать урок и просто сказать до свидания. Нет, мне нужно, чтобы ученик выучил задание, сыграл красиво и был счастлив. И чтобы я была счастлива.

– Как можно музыку называть продуктом? Это же не еда?

– Мне сын сказал: «Мама, это капитализм». Всё имеет свою цену, а ведь раньше отношение учителя к ребёнку было бесценно, как и в семье. А сейчас – брачные контракты.

– Ваши ученики участвуют в конкурсах? Не из-за наград, а потому, что им хочется заявить о себе?

– В связи с известными обстоятельствами в мире сейчас нет открытых конкурсов, они проходят в режиме онлайн. Нашлись дети и родители, которые отнеслись к таким условиям положительно. В прошлом году – спасибо родителям – их дети участвовали в конкурсах. Например, есть конкурс, который проходит в окружном колледже для одарённых детей Севера, где работают прекрасные преподаватели. Они приглашают в жюри известных музыкантов и педагогов, жюри почтенное. Участвовать в таких конкурсах – большой опыт для меня и детей. У меня есть ученик, ему семь лет, он выбрал флейту. Мы готовились к конкурсу как обычно, но я заметила, что после выступления ученик начинает заниматься увлечённо. Наверное, музыкальный бог вдохновляет. И вот Лука Гончаров стал лауреатом второй степени, а это очень серьёзно, особенно при выступлении первый раз в жизни. Интересно, что когда его поздравили со второй премией, он спросил: «А почему не первая?» А ему только семь лет. После участия в конкурсе исполнителей на духовых инструментах он проявит себя на Югорской новогодней ёлке с участием губернатора ХМАО – Югры 18 декабря в режиме онлайн. Его брат Ярослав занимается на саксофоне.

– Тамара Сергеевна, у вас, наверное, самый трудный класс в школе. Это же нужно дунуть, а не пальцами бегать по клавишам.

– Так ведь при этом нужно ещё не порвать музыкальную фразу. Это зависит от природных качеств. Есть дети, которые могут сразу заиграть. Один ученик сыграл на флейте то, что другой учил три года.

– Ваши ученики окончили курс и ходят по посёлку. Они не скучают без музыки?

– Они приходят в ансамбль и играют. Я уверена, что им нужна музыка, а если они уезжают куда-то на учёбу, то и там обязательно играют в ансамбле. Я всё сделала для этого. У них есть свои инструменты, они их не продают и не передают.

– У вас есть любимый инструмент?

– У меня не может быть любимого инструмента. Кларнет? Не знаю. Его считают своим армяне и азербайджанцы, но неизвестно, кто его автор. Явно не Сакс. Кларнет, флейта, саксофон… они все прекрасно звучат.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

30