Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

06.02.2021 11:29 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 06.02.2021 г.

Родной язык нужен как воздух

Автор: Михаил РУДАКОВ.

2021-й Президент России объявил Годом науки и технологий. В Югре 2021 год – Год знаний. Символично, что новую рубрику мы открываем накануне Дня науки в России, который отмечается 8 февраля.

…Полтора года назад в Нижневартовском государственном университете появилось новое направление «хантыйская филология». Программа его пока рассчитана на людей, имеющих высшее образование. Сегодня здесь обучаются шесть человек, трое из них нынешним летом получат дипломы.

О том, как готовили в вузе эту уникальную учебную программу и как начали по ней работать, мы поговорили с доцентом кафедры филологии и массовых коммуникаций, кандидатом филологических наук Анной Бельковой.

– Анна Евгеньевна, расскажите об этой специальности подробнее.

– Программа разработана с учётом того, что обучаться по ней будут люди, имеющие профессиональную подготовку в области гуманитарных знаний. Нам было очень важно, чтобы студенты, которых принимаем на первый курс, знали хантыйский язык.

Готовя новое направление к открытию, мы исходили из того, что в Югре сформирована мощная правовая база, которая способствует развитию языков и культуры коренных жителей. На тот момент мы имели результаты опроса, проведённого департаментом образования и молодёжной политики округа, среди представителей ханты, манси и лесных ненцев. Тогда и выявилась проблема использования родных языков в социальной практике: коренные жители Югры всё реже и реже общаются в быту на родном языке, даже в семьях родители предпочитают разговаривать со своими детьми на русском. По этой причине сложно выстроить работу тем немногим педагогам, которые обучают детей родной речи в детском саду и школе. На этом фоне особенно остро стоит вопрос подготовки кадров, владеющих языками коренных народов Севера: учителей, сотрудников сферы культуры и СМИ.

У нашего университета были все возможности, чтобы обеспечить подготовку студентов в материально-техническом плане, проводить работу позволял и высокий профессионализм преподавателей кафедры. Пока работаем по программе магистратуры, по сути, даём возможность получить второе образование.

С самого начала мы ориентировались на то, что к вопросу набора студентов подойдём очень аккуратно. Решили, что подготовка специалистов будет «штучной», несмотря на то, что все места по данному направлению бюджетные. В 2019 году приняли трёх абитуриентов, столько же их было спустя год.

В чём уникальность нового направления? Я долго размышляла и пришла к выводу: главное его достоинство – наши магистранты. Мы смогли заинтересовать самобытных и талантливых людей.

– Кто ваши студенты?

– Четыре наших магистранта из первого и второго наборов – это учителя, за плечами которых не менее двух десятков лет педагогического стажа, кто-то из них проработал в школе более двадцати лет. Все они педагоги Русскинской и Ляминской общеобразовательных школ. Татьяна Сайнакова и Галина Зеленова – педагоги начальных классов, Анжелика Орехова – учитель истории, Галина Лаптева – педагог хантыйского языка, причём все они не только знают родной язык, но и свободно говорят на нём. Они известны своей активной педагогической деятельностью, принимают участие в разработке учебных программ и учебников на родном языке. Галина Павловна имеет звание Почётного работника общего образования России, известна как общественный деятель, участвующий в различных форумах и конференциях коренных народов Севера, автор художественных произведений. Родилась она в билингвальной семье: её родители говорили на языке народов ханты и лесных ненцев. На практических занятиях по хантыйскому языку она охотно сравнивает слова родного диалекта с родственными мансийскими, а также ненецкими. На одном из занятий призналась: «Хантыйская филология – это мой воздух, я испытываю эмоциональное удовлетворение, когда наши дети живо и с удовольствием говорят на родном языке».

Мы также приняли на курс двух магистрантов, которые не имеют никаких хантыйских корней и не знают языка. Одна из наших студенток, окончив курс бакалавра по специальности «русский язык и литература», сразу же подала заявление на приём в группу хантыйского языка. Имея белорусские корни, в своё время увлеклась национальным хантыйским рукоделием, таким вот образом и пришла к нам получать новую специальность. Другая студентка трудится в Нижневартовском краеведческом музее имени Дмитрия Шуваева и проводит экскурсии по залу, который называется «От Агана до Ваха». Им обеим непросто осваивать язык на практических занятиях, но свой лексический запас пополняют старательно.

– Почему в учебной программе представлен только сургутский диалект, ведь в нашем регионе остро стоит вопрос профессиональной подготовки педагогов вахского диалекта хантыйского языка, а также языка лесных ненцев?

– Наши магистранты, которые являются носителями языка, говорят на сургутском диалекте. Если бы речь зашла о подготовке специалистов по диалектам или языкам других малочисленных народов Севера, то мы бы такую программу разработали и подыскали специалистов для практических занятий.

– Я так понимаю, что и теоретические, и практические занятия ведёте вы. Из каких учебных дисциплин состоит курс?

– Учебный план рассчитан на два года и включает в себя три больших блока: теоретические дисциплины, практические занятия, а также подготовка выпускной квалификационной работы. Факультативы наши студенты выбирают по своему усмотрению. Все эти дисциплины формируют общие и профессиональные компетенции. Какие это дисциплины? Методика преподавания родного языка, диалекты и говоры хантыйского языка, история языков финно-угорской группы, методика преподавания литературы писателей Югры, этнография народов севера Западной Сибири, мифы народа ханты. В основу нашего практического курса легло учебное пособие «Сургутский диалект хантыйского языка», написанное Мартой Чепреги, профессором кафедры финно-угроведения Будапештского университета имени Лоранда Этвёша. Книга переведена на русский язык. Из неё мы берём описание грамматики, сравнительно-исторический анализ языковых единиц из древних и современных угорских языков, а также примеры слов, используемых носителями сургутского диалекта. Все дисциплины ведутся на русском языке.

В идеале наши студенты должны быть носителями языка. Тем не менее каждый новый набор мы ведём не для того, чтобы досконально изучить язык, а чтобы наши магистранты, пользуясь полученными знаниями, развили свои профессиональные навыки.

– Какие проблемы вы отметили в ходе работы по этой программе?

– Первая – это отсутствие учебно-методических комплектов по родному языку, их, как правило, разрабатывают сами педагоги с учётом того, на каком диалекте говорят они и их воспитанники. Если какие-то пособия есть, то это, в лучшем случае, только печатные издания, практически нет электронных пособий, которые бы соответствовали всем современным требованиям преподавания.

Сам предмет родного языка изучается в рамках внеурочной деятельности, факультативно. Соответственно, до обидного мало и количества часов, отведённых для занятий, как правило, это один час в неделю. Какие знания может дать педагог за такой короткий отрезок времени, если хантыйские дети чаще всего общаются сегодня по-русски – и дома, и в школе, и на улице?

Боль и крик души – это отсутствие единого утверждённого алфавита для народа ханты, вопрос о внесении в него изменений обсуждается до сих пор на разных уровнях. Однако графическая система остаётся прежней, чтение букв не учитывает тех изменений, которые произошли в языке за несколько лет, а то и десятилетий. Устаревшие правила орфографии мешают восприятию и пониманию текста. Это отмечают педагоги. Представьте тогда, насколько сложно понять такой текст нашим детям.

– С чего начался ваш интерес к хантыйской филологии?

– В Нижневартовске я живу с 1990 года, сюда переехала вместе с родителями из Челябинска, здесь окончила школу и поступила в социально-гуманитарный колледж. Именно там преподаватели предложили изучить новый для меня жанр – сказки народов ханты и манси. Я прониклась их сюжетами и персонажами, мне они стали интересны. Начала тогда же знакомиться с научной и научно-популярной литературой, посвящённой этой теме. И увлеклась. Как это так, считала я, жить на этой земле и не знать об уникальности и самобытности её коренных жителей? Чуть позже стала выступать на научно-практических конференциях, ездила с докладами в Сургут, Нефтеюганск, Ханты-Мансийск. Поступив в Нижневартовский педагогический институт, немного отошла от этой темы, получая образование по специальности «русский язык и литература». И только окончив университет и защитившись чуть позже в аспирантуре, вернулась к этой теме, но теперь уже на более качественном, глубоком и продуктивном уровне.

Чтобы заниматься этой программой, повысила свою квалификацию в институте развития образования в Ханты-Мансийске, там освоила методику преподавания хантыйского языка, а также литературы коренных малочисленных народов Севера.

Очень хотела поехать на стойбище по приглашению известного писателя Еремея Айпина, чтобы уже там погрузиться в языковую среду, но осуществлению планов помешал коронавирус.

– Как пережили вы и ваши магистранты пандемию?

– Чрезвычайные меры, введённые в связи с опасностью распространения коронавирусной инфекции, не стали препятствием для занятий. В эти месяцы мы не встречались в стенах нашего университета, однако регулярно выходили на связь, пользуясь интернет-платформами. В социальных сетях создали группы, где обменивались новостями. Я общалась со студентами не только как руководитель образовательной программы, но и как куратор двух небольших учебных групп. Мне не было трудно с ними и в эту непростую пору. Впрочем, коллеги по кафедре, когда заходит речь о наших магистрантах и их успеваемости, всегда отмечают исполнительность и дисциплинированность.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

22