Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

06.04.2021 10:21 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 06.04.2021 г.

Зинаида Сигильетова: Забота друг о друге – это уже в крови

Автор: Записала Софья ЯРЫГИНА.

Окна большинства кабинетов в администрации сельского поселения Ларьяк выходят на солнечную сторону. Оттого здесь особенно светло и, несмотря на казённую обстановку, по-домашнему уютно. Усиливая это впечатление, на подоконниках стоят горшки и плошки с рассадой.

– Это цветы, – пояснила глава поселения Зинаида Сигильетова, в кабинете которой за отдёрнутой занавеской тоже видна прорастающая зелень. – В прошлом году мы закупили в Ларьяк большие трёхъярусные уличные вазоны. Будут украшать село. Для этого и выращиваем рассаду – скоро уже и сажать.

Сезоны теперь так быстро сменяются, что не успеваешь замечать время. Вроде только отпраздновали Новый год, а уже весна. Поэтому сейчас у нас весенние заботы. Главная – это снег. Его в этом году очень много, несмотря на то, что постоянно вывозят. Боимся подтопления: хотя охотники и говорят, что в лесу покров небольшой, но, судя по тому, какой он на зимнике – это болотистое место – и какой там, где его не касаются лопаты в Ларьяке, нужно готовиться к весеннему паводку. Мы уже подсчитываем, сколько у нас мешков для песка на случай подтопления, прикидываем, где и на каких участках нужно приподнять грунт. Составляем план эвакуации, готовим помещение для временного пребывания граждан, инвентаризируем постельные комплекты.

На моей памяти самое сильное наводнение здесь произошло в 1983 году. Корликовцы тогда жили на крышах домов, в Ларьяке не замочив ноги можно было пройти только по центральной улице. Остальная территория нашего острова со всех сторон была подтоплена. Следующее заметное наводнение случилось в 1998-м. Оно было не таким крупным: залило немного огороды на улице Осипенко и улицу Красный луч – по ней плавали на лодках. Как раз после него мы в районе Красного луча соорудили небольшую дамбу. В ней сделали задвижки. При таянии снега приоткрываем их, и вода из села уходит. А когда она начинает прибывать с болота, – снова закрываем. Так и спасаемся – с тех пор паводок нас не тревожил. Но в любом случае мы к нему готовимся: наводнения, как и пожары, – непредсказуемые природные явления.

– Зинаида Ивановна, в последний раз мы были в Ларьяке год назад, ещё до коронавируса. Как вы его пережили?

– Эта эпоха для нас была необычной. Я считаю, что только благодаря слаженной работе, организованной и направленной главой района Борисом Александровичем Саломатиным, который каждую неделю инструктировал нас, как действовать, к чему быть готовым, какие меры нужно предпринять, мы добились того, что в Ларьяке больных коронавирусом оказалось всего четыре человека. И те заразились и переболели не на территории села, а в Нижневартовске.

– Завозных случаев не было?

– Были три в Корликах. Опять же, люди, побывав в командировке, вернулись домой инфицированными. Да вдобавок заразили контактных. И это несмотря на то, что мы постоянно вели с жителями разъяснительную работу, говорили, чтобы не выезжали из поселения без необходимости, а если уж пришлось, то соблюдали меры предосторожности. Если летом ещё народ боялся, то почему-то к октябрю все расслабились. И вот таким образом у нас в декабре появились больные в Корликах.

Ещё, конечно, помогло ограничение внутримуниципального сообщения и запрет на въезд посторонних. Некоторых жителей это возмущало, но мы предпочли осторожность: проверяли у всех прописку, и, если уж никак не обойтись, разрешали въезд только со справкой об эпидокружении либо о сдаче анализов на ковид. Стройки же нельзя было остановить, работы на них продолжались, поэтому все строители приезжали к нам при наличии справок.

– Прошлой зимой, помню, на месте будущего культурно-образовательного комплекса зиял котлован. А сегодня это здание, которое видно издалека. Что там уже сделано?

– Завершён нулевой цикл, идёт кладка стен и перекрытий. Материал на стены завезён полностью, по зимнику доставили всё для перекрытий. Конечно, у строителей был небольшой перерыв в работе в связи с пандемией. Тогда многие предприятия, заводы приостанавливали свою деятельность, несмотря на заключённые контракты. Это сказалось в какой-то мере на графике. Вдобавок в этом году подвели морозы. Весь январь и февраль держалась очень низкая температура. Но то, как сегодня идёт строительство, радует. Материалов у фирмы хватает, людей достаточно. Для всех сотрудников созданы бытовые условия: им есть где принять душ после работы, покушать, нормально отдохнуть. Теперь только ждём от них результата. Мечтаем, чтобы они к осени этот объект сдали, а лучше всего ко дню села. Но это мы так хотим, а как сложится, не знаю. Айрат Ямалиев, руководитель ООО «Основа», фирмы-подрядчика, говорит, что отставание есть. Но он человек, который не даёт пустых обещаний, поэтому пока воздерживается и не называет конкретных сроков.

– Удивительно было обнаружить ещё одну стройку – на пустыре в районе больницы. Дом на двух хозяев, и уже почти готовый.

– Да, это инвесторский дом, тоже объект ООО «Основа». Ничего удивительного в его появлении нет – проанализировав, когда в последний раз в Ларьяке сдавалось или ремонтировалось жильё, Борис Александрович Саломатин распорядился срочно построить здесь двухквартирник. Туда переедут семьи, которые проживали в аварийном и непригодном жилье. До новоселья больше полугода, но люди уже ходят, по-хозяйски всё осматривают, проверяют, как идут работы.

– Сколько в селе ещё осталось ветхих домов?

– Нисколько. Мы выполнили программу по переселению из ветхого жилья. Кто-то согласился на Излучинск, а четырём семьям, среди которых были и сосновоборцы, мы улучшили жилищные условия в самом Ларьяке – за счёт квартир, приобретённых на вторичном рынке.

Но я хочу сказать, вы знаете, мы сильно отличаемся от горожан. Многие хотят иметь благоустроенное жильё, но в то же время – на своей земле. Вот сейчас строится двухквартирный дом, и людей не в последнюю очередь интересует, будут ли при нём огороды. Это село: кто-то с удовольствием идёт в 2-3-этажные дома без своих соток, а кому-то обязательно нужен надел.

– Так огороды-то будут?

– Да. Первое, что мы просчитали, какие же будут у них участки.

– По сколько соток им выделите?

– Площадь общего участка 17,5 квадратного метра. Поделить на две семьи, получается по хорошему большому огороду.

Словом, проблема с ветхим жильём в селе закрыта, поэтому дальше будем заниматься очередниками. И приводить в порядок имеющийся жилой фонд. В этом году у нас в плане капитальный ремонт двух домов в Ларьяке и столько же – в Корликах. Средства на это районная Дума утвердила ещё на февральском заседании.

Строительство новых домов необходимо. Но и вариант с капитальным ремонтом тоже неплох. При нём люди остаются жить на своей обихоженной земле, в том месте, к которому давно привыкли. Но – в хороших, комфортных условиях. А надо сказать, дома в районе сейчас ремонтируют очень качественно, все недоделки устраняют ещё до приёмки. Людям действительно стараются максимально создать условия для комфортного проживания: если есть возможность, обязательно подводят воду, подключают к центральному отоплению. И вообще, сегодня участки под строительство жилья рассматривают только с тем условием, чтобы рядом была теплотрасса, линия водоснабжения, место для септика.

– Это касается и участков под ИЖС?

– И под муниципальную, и под индивидуальную застройку. Люди это ценят. Как показатель – в Ларьяке молодёжь сейчас возводит собственные дома, строят три семьи.

– Зинаида Ивановна, чем вам ещё запомнился прошлый год?

– Он был урожайным на юбилеи. Ларьяку исполнилось 260 лет, Корликам – 265 и Большому Ларьяку – 120 лет. В связи с этими юбилейными датами мы по программе «Народная инициатива» установили береговые беседки в селе Корлики и в деревне Большой Ларьяк. А у нас в селе поставили замечательный монументальный въездной знак. Он получился очень красивым, такого в районе ни у кого нет! На стеле указан год образования Ларьяка и отражены наши богатства – дикие животные, лес. Всё это в композиции смотрится просто изумительно.

В следующем году мы сделаем там ограждение. А дальше, я думаю, хорошо бы провести подсветку, выложить участок плиткой, поставить скамейки. Пусть это будет местом отдыха, тем более что отсюда можно наблюдать за природой и рекой или ждать здесь прибытия катера…

На этот год тоже планов хватает. В рамках программы «Народная инициатива» будем делать велопарковки. У нас очень много велосипедистов: молодёжь любит кататься, взрослые, да и пожилых хватает. Меня всегда тревожит, что подъезжая куда-то – к магазину, допустим, к той же администрации, – оставляют велосипеды на подножке или бросают на землю. Где-то они мешают проезду, где-то могут послужить причиной травмы. Поэтому займёмся сооружением велопарковок. Кроме того, будем устанавливать скамейки для отдыха, проводить дополнительное уличное освещение, размещать праздничные композиции на столбах. Это касается всех населённых пунктов. Вот такая работа. Она не очень затратная, но в то же время её нужно сделать.

– Зинаида Ивановна, вы говорите, молодёжь строится, выбрала жизнь в селе. Значит, видит для себя перспективы, в первую очередь, уверена в работе?

– Молодёжь у нас работает. Много её в бюджетной сфере: коррекционной и средней школе, детском саду. Работает в пожарном депо – это «Центроспас-Югория». Пожарные службы созданы во всех населённых пунктах: в Корликах, Чехломее, Сосновом бору и Ларьяке. Трудится она в здравоохранении и культуре. Ну и, конечно, хватает рыбаков, охотников. Есть те, кто живёт на угодьях – добывает продукцию: ягоды, грибы, пушнину, ловят рыбу. Такие молодые люди у нас тоже есть.

– А новые жители в поселении появляются? Имею в виду – приезжие.

– Появляются. Не так много, как в 90-х годах, когда везде было очень трудно с заработной платой, а у нас здесь её всё-таки платили. Сейчас если приезжают, то это в основном педагоги-предметники и медики. В школу ещё возвращается наша молодёжь, отучившаяся в вузах Нижневартовска либо Тюмени. Таких в Ларьяке немало – 6 человек. Приглашают по большей части предметников, которых не хватает. Это математики, физики, преподаватели информатики. Ежегодно кто-то приезжает. Ну и по прошествии времени либо остаётся, либо не приживается, потому что не всем нравятся сельские условия.

– Люди – и местные, и приезжие, – которые выбирают Ларьяк своим домом. Что в этом селе такого, что заставляет их пустить здесь корни?

– Наверное, отсутствие суеты. И атмосфера общности. Видимо, остров, на котором мы живём, сам по себе в своё время, когда не было дорог и регулярной связи с большой землёй, каким-то образом сплотил всех людей. И это передаётся уже из поколения в поколение – забота друг о друге, дружеские отношения со всеми. Как в песне: и беда общая, и радость общая. Когда новички приезжают сюда, многим это кажется очень странным.

Меня очаровывает наша природа. Здесь изумительно тихо. Здесь ты можешь уехать в лес, ходить по нему, слушать, мечтать. Я считаю, что остаются те, кому именно это близко: вот эта тишина, это спокойствие. Мы ведь не закрываем дома на замки. Простая защёлка или ключ в скважине – значит, дома никого нет. Вроде дверь закрыта, но если что надо – заходи. И души открытые у людей. Вот это, наверное, притягивает.

– Мелкие местные заботы – открыли пожарную часть в Сосновом бору, установили дизельный генератор. Какие ещё новости в ваших деревнях? Чем они живут?

– Крупных служб там нет, да и населения немного, но и эти люди тоже хотят, чтобы о них заботились. Когда-то там давали свет всего на два часа в день, сегодня он круглые сутки – спасибо дизельной электростанции. Помню, когда в Сосновом бору появилось уличное освещение (это было в 2012-м году), жители восхищались: «Мы вчера вечером гуляли по деревне. Представляете, у нас, как в Ларьяке, как в Нижневартовске – фонари горят!» В их магазин дважды в месяц обязательно завозятся фрукты. Раньше этого вообще не было. Люди поняли, что о них заботятся. А это самое главное. Когда они ощущают заботу, то уже с доверием относятся к власти. Да и друг к другу.

Сосновый бор – чем он живёт? ФАП, пожарная часть, дизельная электростанция, магазин. И всё. Люди живут в основном тем, что им даёт тайга: ловят рыбу, добывают дичь. Но, несмотря на это, уезжать из своей деревни не хотят. Если корликовцы охотно соглашаются на переселение в Излучинск – там большие семьи, молодёжь стремится учиться и остаться жить в городе, то сосновоборцы и слышать не хотят о переезде. Когда несколько лет назад встал вопрос о том, чтобы закрыть малонаселённые пункты, Сосновый бор запротестовал: мы никуда не уедем! И мы их не стали трогать. Хотя там осталось на сегодня около 60 человек. К ним ходит катер – мы не сократили количество рейсов, летает вертолёт, завозятся продукты, работает дизель. Люди живут.

– Вы упомянули, что прошлым летом в Большом Ларьяке установили беседку, где могут отдохнуть жители. А что ещё для этих маленьких деревень будет сделано? И вообще, надо ли, – может, у них всё есть?

– Если говорить о Большом Ларьяке, Сосновом боре – масштабные преобразования там не нужны, поскольку всё уже имеется. Тот же Большой Ларьяк насчитывает сегодня 18 жителей. Основное время они проводят в лесу. Выезжают из него в конце марта, когда охота закрывается, отдыхают немного, а в мае подходит сезон рыбной ловли. Этим занимаются до осени. В августе снова всей деревней отправляются на угодья собирать ягоды.

А что касается Чехломея – это большой населённый пункт. По нему у нас планов громадьё. Сегодня там прекрасный дом культуры, хорошая школа, отличный детский сад. Но хочется продолжить строительство и капитальный ремонт жилья, что-то ещё благоустроить. Мы там провели уличное освещение, сделали дорогу с твёрдым покрытием – смешали и укатали гравий с глиной. Сегодня она утрамбовалась, можно в туфельках пройти, коляску детскую прокатить.

То есть в Чехломее работы хватает. И люди выступают с инициативами, говорят, что они хотели бы у себя видеть. Конечно, в первую очередь это касается жилья и благоустройства населённого пункта, другими словами, создания условий для комфортного проживания.

В Сосновом бору жители просили Интернет – теперь он у них есть. Хотели сотовую связь, и в 2019 году туда пришёл «Мотив». Более качественная сотовая связь появилась в прошлом году вместе с Интернетом, когда «Ростелеком» завёз оборудование в рамках проекта «IT-стойбище».

В Корликах, кстати, эта программа тоже работает: подключили все 18 стойбищ. Причём качество Интернета неплохое. У нас задача была снабдить им оленеводов, поскольку рыбаки и охотники всё-таки выезжают из леса, а оленеводы живут там круглый год. Летом кораль строят, ремонтируют что-то, осенью заготавливают корм для оленей. На угодьях у них и огороды – выращивают картошку, морковку. В посёлок выбираются только за покупками. Ну и в город чтобы слетать – они это обожают. В прошлом году мне было нелегко, приходилось убеждать их, уговаривать: «Пожалуйста, откажитесь от поездки – вы не сможете постоянно ходить в масках, для вас это очень тяжело. И вы такие незащищённые, вы не привыкли к этим инфекциям».

– Медики рассказали, что жители поселения охотно прививались. А люди, которые живут в изоляции на стойбище, – они тоже презжали на иммунизацию?

– Да. Их оповещали так же – по Интернету, по сотовой связи или по рациям, – и желающие приезжали. Если смотреть по всем населённым пунктам, я даже удивилась тому, как активно наши жители пошли на вакцинацию.

– Двадцать процентов взрослого населения, по подсчётам врачей. Это, говорят, хороший показатель.

– Нужно отдать должное нашим медикам, которые качественно провели информационную работу. С августа прошлого года мы, когда проводили совещания с крупными учреждениями, всегда приглашали медиков и делали упор на вакцинацию. Затем я попросила медработников, чтобы они провели беседы в учебных заведениях, в детском саду, в ЖКХ, в пожарной части. Я считаю, эта совместная работа и постоянные беседы с людьми – даже на улице во время личных встреч – дали свои результаты. Так что и пожилые люди тоже стали записываться. Когда я пошла в больницу делать прививку, встретила там женщину в коридоре. Она говорит: «Я раздумываю, прививаться или нет – у меня диабет». Я ей отвечаю: «Если врач разрешит, то даже не сомневайтесь. Вы в группе риска так же, как и я». И она в результате решилась, поставила прививку.

Это ещё раз говорит о том, что мы здесь, как в одной семье. Даже по прививочной кампании можно сказать, что, работая вместе, общаясь и советуясь по-соседски, мы доверяем друг другу. Это тоже важно.

– Зинаида Ивановна, сейчас немного ослабили режим, жизнь стала постепенно восстанавливаться.

– Ещё не совсем. Массовые мероприятия пока запрещены, но тем не менее послабления есть. Школу искусств открыли, репетиции в ДК возобновлены, иногда идут киносеансы. Мы, конечно, соблюдаем требования Роспотребнадзора, провели проверку – всё соответствует. Вот только концертную деятельность в зале пока приостановили. Потому что люди год не ходили в ДК, сегодня открой двери с концертом – ринутся все. И невозможно будет сказать: ты проходи, а ты нет. Понимаете? Это будет неправильно. Наш зал может на сегодня по требованиям Роспотребнадзора разместить не более 50 человек. А придет 60 – и остальным придётся отказать.

– Придёт и больше, по-моему.

– Именно, поскольку обычно на мероприятиях у нас бывает полный зал. Это 150 человек. Поэтому немножко приостановили, чтобы не обидеть людей.

– А что делать?

– Постепенно будем вводить зрителей. Будем устраивать тематические встречи. Допустим, ко Дню театра. Желающих придёт не очень много, только театральная публика. Другая тема – и другие зрители. Вот так, не торопясь, и собьём ажиотаж. Постепенно, чтобы не было столпотворений.

– Мудро.

– Всё это продумали прежде всего в целях безопасности людей.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

24