Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

08.07.2021 12:47 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 72 от 08.07.2021 г.

Так давайте любить и жалеть, как они

Автор: Наталья СТЕПАНОВА.

Сегодня Россия отмечает День семьи, любви и верности.

В детстве я часто бывала в доме моего деда с редким именем Нил. Имени бабушки не помню, а спросить уже некого. Бабушка – и всё. Она звала деда Милкой. Он по первости обижался и даже грозил кулаком, потом смирился. Ростом дед был под потолок, потому сутулился. У него было не русское лицо, мне кажется, что предки этого крепыша были родом не то из Турции, не то из Испании, не то он в детстве якшался с табором. Глаза большие, блестящие, ресницы длинные, нос с горбинкой, но фамилию он имел русскую – Степанов.

Дети пошли лицом в него, их было пятеро: три сына и две дочери, и все характером в отца, то есть люди отчаянные и дерзкие. Но это к слову.

– Милка, опять до Анны?

Голос у бабушки ядовитый, на деда старается не смотреть.

– До неё, – спокойно отвечал Нил.

Бабушка ревновала его к соседке, с которой давно перестала здороваться, хотя понимала, что дед идёт помочь вдове: её муж, друг моего деда, погиб в забое, а помощники ещё не подросли.

Соседи считали Нила бабником. Наверное, бабушка в сердцах поделилась с ними своими подозрениями. Милка только посмеивался.

– Я за тобой два года ходил, уговаривал жить под одной крышей, – припоминал ей дед. – Как ты крутила носом, выбирая жениха побогаче и покрасивше! Я помню, как носил тебе ромашки, чтобы нагадала на меня. Ты рвала их через одну, я помню. Зачем выбрала меня?

Бабушка смеялась и ставила перед ним кружку с молоком:

– Ешь тюрю и думай. Кто был лучше тебя игрок на гармошке?

Они часто ссорились, но в их громких голосах не было ни злобы, ни обиды. Подраставшие друг за другом дети смеялись и принимали сторону отца.

Когда грянула война, дед понял, что придётся отдать сыновей. Первым ушёл Василий, а через три месяца родители получили похоронку. Бабушка выла три дня. Потом ушёл средний, Пётр. Он вернулся, правда, с простреленным лёгким. Я его помню плохо, потому что он сидел за ситцевой занавеской, там сапожничал и кашлял. Умер он через семь лет после рождения сына, когда надо было жить да радоваться. Бабушка снова слегла. Но это было потом, а раньше, в 43-м, на войну ушёл мой будущий отец. Юркий танкист с характером вояки, он дважды горел, но выжил. Бабушка снова плакала, но уже от счастья. Улица гуляла, Нил пел и играл на гармошке вместе с геройским сыном. С тех пор семья отмечала каждое 9 Мая. На этом празднике дед сидел в обнимку с бабушкой, они не стеснялись слёз, оплакивая всех, кто не смог разделить всенародную радость. И как хорошо они смотрелись рядом! Дочери любовались ими, а соседи завидовали их счастью.

– Пусть всем будет, как нам! – говорил дед. – Давайте радоваться за сыновей, за внуков, за себя. Давайте жить!

Они жили долго, наверное, потому, что дед не сидел без работы, а бабушка привечала многочисленных внуков, которые почти каждую зиму проводили в этом тёплом доме.

Когда Нил заболел, бабушка перестала ворчать и шикала на внуков. Она понимала, что её Милка доживает свой век.

Я помню, как у постели деда появился букет ромашек. Неужели он просил? Теперь – ему? Он смотрел на цветы и улыбался.

– Ты нагадала, – сказал он бабушке. – Живи…

Любили ли они друг друга? Я не сомневаюсь, особенно сейчас, глядя на семейные пары, прожившие вместе полвека. Я им завидую: сколько терпения, смирения, сколько привязанности друг к другу. Они научились прощать, не таить обид, делить горе и радость поровну. У моих стариков всего этого тоже было с избытком…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

13