Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

07.05.2022 10:06 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 07.05.2022 г.

Сильнее себя самого

Автор: Михаил РУДАКОВ.

…Как мало мы знаем о земляках, которые трудились во время Великой Отечественной войны в тылу. Свои силы они отдавали во имя Великой Победы и часто жертвовали при этом собственным здоровьем. Жизнь словно испытывала таких людей на прочность, но волю их не сломила. О них можно написать книгу и даже снять фильм. Таким примером для потомков мог бы стать охотник из села Варьёган Фёдор Васильевич Казамкин. О нём не так много сохранилось сведений, но память о земляке жива среди односельчан. Варьёганцы рассказывают о Фёдоре Казамкине легенды.

О чём рассказал старый журнал

Впервые о Фёдоре Васильевиче написали в 1969 году в журнале «Охота и охотничье хозяйство». Статья называлась «Человек сильнее себя». Её автор – тюменский журналист Юрий Переплёткин – заинтересовался историей, которой поделился в письме охотовед Сургутского коопзверопромхоза Ивана Сухинин. В 1944 году Иван Сергеевич работал директором Варьёганского промохототделения и волею судеб стал свидетелем героического события, случившегося в его хозяйстве.

Героем письма был промысловик из народа ханты Фёдор Казамкин. Среди местных он считался отличным охотником и рыбаком. «Стоит зима, – рассказывается в статье, – Казамкин сдаёт шкурок в четыре раза больше плана. Лето приходит – Казамкин рыбы вылавливает в четыре раза больше плана… Несколько лун назад, когда была большая вода, директор Вар-Ёганского ПОХа очень складно говорил про Казамкина. Будто сети, полные рыбы, – это удар по врагу. И будто белка, убитая выстрелом в глаз, – это тоже выстрел по врагу».

Во время одного из таёжных переходов Фёдор Васильевич оказался в воде. Хотел он пересечь на оленьей упряжке реку, недавно затянутую льдом, но лёд не выдержал, и нарты вместе с ним оказались в воде.

Охотник спас оленей и сам выбрался на берег. Вот только кисы промокли насквозь. Уже в чуме Фёдор Васильевич увидел, как побелели и одеревенели ноги, они больше не чувствовали прикосновений.

Когда директор промохототделения узнал о несчастье, то приказал немедленно ехать в больницу. Фёдор Васильевич не послушал его, стал по примеру предков лечиться народными средствами. Он и на промысел выезжал, как и прежде, только ноги теперь заматывал шкурами.

Но с наступлением весны Фёдор Казамкин обезножел. Лесные снадобья уберегли от гангрены, но ноги высохли: правая – до колена, левая – до середины голени. Не уходила боль.

Тогда решился Фёдор Васильевич отрезать свои ноги. Вспомнил, какое слово говорили охотники, когда передавали приказ начальника: «о-пера-ци-я».

«Слабый человек не может резать оленя, – пишет автор статьи, – боится крови, боится тоскливых глаз животного. Сильный человек, когда надо, возьмётся за нож, не дрогнув. Но резать самого себя? Надо быть сильнее самого себя!..»

Правую ногу Фёдор Казамкин отрезал себе охотничьим ножом, а когда она зажила, спустя месяц ножовкой отпилил левую.

«Казамкин питался старыми запасами, много не двигался, старался не беспокоить раны. Сидя у входа в чум, шил себе специальные чулки-протезы из оленьих шкур. Делал их такими, чтобы удобно было сесть на нарты и поехать на охоту.

Вот и новую добычу привёз Фёдор Васильевич, чтобы сдать её государству, вот и начальника своего встретил. Сам сошёл на снег со своих нарт. Оказалось, что теперь он ростом по грудь Ивану Сухинину. Опешил тогда директор.

…Люди не верили, что человек способен на такое. Что может он в полном одиночестве при помощи простого ножа и пилы ампутировать себе обе ноги, изготовить протезы, сесть на нарты и поехать на охоту!

Значит – способен! Фёдор Васильевич Казамкин после двух невероятных операций остался в строю. Он продолжал и пушнины, и рыбы добывать столько же и даже больше, чем добывали здоровые промысловики. Будучи инвалидом, он ещё около пяти лет возглавлял список лучших рыбаков и охотников. Только старость сломила этого железного человека».

Кто взялся за сохранение памяти

Об этой истории недавно напомнил Почётный гражданин Нижневартовского района Анатолий Кауртаев. Именно он предложил сотрудникам управления культуры и спорта администрации Нижневартовского района, представителям районных общественных организаций подумать над тем, как можно сохранить память о земляке.

На предложение сразу же откликнулась местная некоммерческая организация «Творческое объединение «Сотрудничество». Ей помогли в подготовке проектных документов. Речь идёт о президентском гранте и конкурсе на предоставление субсидии из бюджета района.

Будет фильм

Память о Фёдоре Казамкине хотят сохранить, прибегнув к реконструкции тех давних событий. Для этого поставят историко-биографический документальный фильм. Разработают сценарий, подключат к участию в съёмках коренных жителей села. Продолжительность самой картины, как предполагается, составит тридцать минут.

– Идея создания такого фильма – грандиозная, – отметила заведующая проектным отделом организационно-методического центра районного управления культуры и спорта Татьяна Сергеева, – она связана с исторической памятью коренных жителей, с забытыми ныне страницами истории Великой Отечественной войны. Одна из них – это помощь наших земляков фронту. Судьба Фёдора Казамкина не только интересна, но и поучительна для потомков.

В памяти земляков

К работе над грантом также подключились сотрудники учреждений культуры Варьёгана – Этнографического парка-музея и сельского дома культуры. У них, как оказалось, подготовлен собственный рабочий материал для пятиминутного фильма. В этой небольшой кинокартине запечатлены воспоминания земляков-старожилов, обращение правнуков Фёдора Казамкина к потомкам, сделаны первые попытки реконструировать жизнь национального села в те далёкие годы.

В Варьёгане немногие помнят ту давнюю историю. Те же, кто её слышал, знают канву событий от родителей или родственников.

– Но есть среди варьёганских старожилов и те, кто в своё время видел Фёдора Казамкина, даже общался с ним, – рассказала методист Этнографического парка-музея Зоя Казамкина. – Наш односельчанин, Почётный гражданин Нижневартовского района Павел Айваседа помнит, как пил чай с легендарным земляком. Павел Янчевич был тогда совсем молод.

Зоя Казамкина – внучка легендарного охотника по отцовской линии. Она дочь Спиридона, старшего сына Фёдора Васильевича, который родился в 1941 году. Два других сына – Сидор и Александр – появились на свет уже после Великой Отечественной войны, соответственно, в 1945 и 1948 годах.

– О дедушке я знала с детских лет, – продолжила Зоя Спиридоновна, – мама о нём часто говорила.

К памяти земляка-героя Зоя Казамкина вернулась, став сотрудником Варьёганского этнографического парка-музея. В 2016 году она подготовила видеопрезентацию. Сведения, которые она собрала, легли также в основу исследовательского проекта под названием «Человек-легенда реки Аган».

В 2016 году в Варьёгане на районном Празднике охотника и оленевода впервые вручили кубок имени Фёдора Васильевича Казамкина. Первым его удостоился Михаил Белов – земляк человека-легенды.

Что известно о легендарном охотнике

Фёдор Васильевич Казамкин родился 14 апреля 1872 года. В 1939-1940 годах в составе группы передовиков сельского хозяйства Остяко-Вогульского национального округа ездил на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку (позднее – ВДНХ). В октябре-декабре 1941 года Фёдор Казамкин перевыполнил план по добыче пушнины в 4 раза. В январе 1942 года он сдал пушнины на 1 280 рублей, выполнив план первого квартала на 310 процентов.

За самоотверженный труд Фёдор Казамкин был награждён медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

Медаль, как утверждали старожилы, Фёдор Васильевич хранил в сундучке. Там были также царские монеты и, возможно, фотографии. В 1948-1950 годах, вспоминали ханты, по местным стойбищам ездил «злой мужик Самара» и отбирал всё ценное. Чтобы ему ничего не досталось, Фёдор Казамкин выбросил тот сундучок в реку.

Земляки вспоминали, что Фёдору Казамкину везло, когда он ходил на медведя. Причём охоту на зверя не прекращал, даже когда обезножел.

О нём помнили многие варьёганцы, в числе которых оказались писатели Юрий Вэлла и Еремей Айпин. О легендарном охотнике они рассказали в своих публицистических произведениях и дневниковых записях.

Ушёл из жизни Фёдор Казамкин в ноябре 1959 года.

– Он похоронен на нашем родовом кладбище, – делится Зоя Казамкина, – над его могилой стоит крест.

Ханты, по её словам, бывают там нечасто. Обычаи запрещают наведываться к могилам мужчин своего рода, если они ушли из жизни более пяти лет назад. Местные подходят к ним, когда предают земле умершего родственника. Старейшины рода совершают тогда ритуал, просят умерших, чтобы те приняли в свой род ещё одного человека. Вблизи этого места делают остановку охотники – заваривают чай и вспоминают людей своего рода, покинувших этот мир.

Известно, что фотографию Фёдора Казамкина в своё время помещали на Доске почёта в Сургутском районе (тогда Варьёган входил в состав соседнего муниципалитета). Но этот снимок затерялся. До наших дней не сохранилось ни одной фотографии знаменитого охотника. Представить, каким он был, мы можем лишь по рассказам земляков.

Такова эта история. Яркая, интересная, героическая. И, похоже, до конца ещё не написанная.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

27