Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

22.10.2019 10:12 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 118 от 22.10.2019 г.

А музыка – подруга нам

Автор: Наталья СТЕПАНОВА.Фото Михаила ПЛЕЦКОГО.

В буклете по случаю 30-летия Ваховской детской школы искусств были представлены все её преподаватели. Среди них – педагог по классу фортепиано Галия Хажиахметова – дипломант зонального конкурса юных исполнителей как лучший концертмейстер, а ещё она является организатором школьных конкурсов инструментального исполнительства «Музыкальная купель» и «Белая сова».

Сегодня педагог ДШИ – гостья нашей редакции.

– Как это часто бывает, в музыкальную школу меня привела мама. Она заметила, что я люблю петь и играть на баяне, как на фортепиано. После школы сразу поступила в училище, где меня оставили концертмейстером и преподавателем общего фортепиано. Это всё происходило в Башкирии.

Знаете, на что я обратила внимание в нашей школе искусств? В ДШИ – я удивилась – детей не нужно заставлять участвовать в концертах, наоборот, все рвутся на сцену. Мы этому рады. Если кому-то отказали в участии, то – слёзы. Почему-то всем детям хочется играть перед публикой.

– Вы хотите сказать, что вам повезло и ученики ходят к вам в класс с удовольствием?

– Может быть, мне повезло, а может, так кажется, но дети ходят в класс без принуждения и точно по расписанию, у меня с ними нет проблем. Сейчас в классе девять учеников и четверо дошколят.

– С чего начинается музыка? Ведь как-то нужно объяснить детям место и значение нот.

– Знаете, приходит в класс маленький ребёнок, ты ему объясняешь, рассказываешь, показываешь, после каникул начинаешь с повторения, и вдруг приходит удивление: когда же я успела его этому научить? Оказывается, он помнит, знает. У маленьких детей уроки проходят в форме игры. Может быть, именно поэтому они втягиваются в учёбу. Нужно с первых уроков создать в классе такую атмосферу, чтобы детям нравилось заниматься.

– И не нужно делить яблоко на четверть, на половину, чтобы объяснить ноты?

– Ещё как делим, разрываем бумагу на полосочки, чтобы показать длительность нот. Всё как обычно. По-моему, в нашем деле трудно изобрести что-то новое.

– Галия Раисовна, а есть дети, которые не могут понять нотную азбуку?

– Есть те, кто медленнее соображает, но по прошествии времени обязательно происходит сдвиг, ребёнок начинает что-то понимать и сам этому удивляется. Тут всё дело в обоюдном терпении. Главное – объяснить. Маленьким детям – в форме игры, детям постарше – другие примеры.

– Как вы себя чувствуете, когда такой ребёнок заиграл пьесу?

– Наверное, так же, как учитель, у которого первоклассники начали читать Букварь. Это радость. Вообще, каждый урок – радость. Даже самые «трудные» дети готовы ещё что-то освоить, им хочется играть. Конечно, мы с ними не достигнем высот, потому что не можем много заниматься на уроке или после него, но моя задача состоит в том, чтобы дать своим ученикам основы фортепианной музыки, чтобы развивать их эмоции. А ещё мы в школе стараемся подружить учащихся, например, детей из подготовительной группы со старшими. Сначала малыши робеют, а потом привыкают. Поэтому наши ученики не боятся выходить на сцену.

В моём классе мы раз в месяц устраиваем «музыкальные посиделки». В этот час собираются все учащиеся и каждый из них играет перед всеми наизусть или по нотам то, что понравилось, или домашнее задание. Пусть даже часть пьесы. Ребята слушают и дают товарищу полезные советы. Так дети привыкают к критическим замечаниям и нормально на них реагируют, они внимательно слушают музыку и анализируют её. Все ребятишки учатся в разные часы и дни, но мы находим время для общих сборов, дети ждут этих посиделок.

– А вы сами играете?

– Раньше это случалось чаще, когда в школе был преподаватель по классу скрипки. Играю с детьми в ансамбле, на мероприятиях, я концертмейстер в танцевальном классе. Думаю, что работы вполне достаточно. И в доме культуры играла в эстрадном ансамбле «Эксперимент», который состоял из учащихся и преподавателей. Ансамбль существует и сейчас, просто по окончании школы дети его покидают, а им на смену приходят другие. Сейчас в ансамбль вошли новые музыканты. Там играют две гитары и два клавишных инструмента. В программе «Эксперимента» – эстрадная и классическая музыка.

Мне очень нравится наш школьный коллектив. Не просто коллектив как таковой, а именно творческий. Мне повезло со школой, где все друг другу помогают. Мы вместе играем и поём, если этого требуют обстоятельства, но в первую очередь мы демонстрируем исполнительское мастерство наших учащихся.

– Галия Раисовна, как вы оказались в Ваховске?

– Как все, наверное, то есть по житейским делам. Я взяла творческий отпуск на год на прежнем месте работы в Башкирии. Меня пригласили в Ваховск, я подумала: а почему бы не поработать год в Сибири? И вот ехала, ехала по бесконечной дороге, видела справа и слева болота, болота. Сначала было страшновато, конечно. Я ехала к своей приятельнице в соседний посёлок, но вышло так, что Ваховской ДШИ нужен был пианист. И я рискнула приехать в посёлок. Мне казалось, что встречусь с трудностями, но Ваховск не испугал. Конечно, с тех пор он изменился, стал красивым, я привыкла к нему, он мне нравится. И люди здесь давно все знакомы. Была возможность переехать в город, но я подумала, что от добра добра не ищут. И вот прошло уже тринадцать лет с того намеченного мною года.

– Где ваши выпускники?

– Они заканчивают среднюю школу, некоторые играют в ансамбле, потом уезжают на учёбу, а мы в ДШИ взращиваем новых музыкантов. Да, не все связывают свою жизнь с музыкой, да так и должно быть, потому что у детей разные мечты и пристрастия. Но некоторые выпускники скрипичного класса поступили на музыкальное отделение в окружной колледж. В моём классе последователей нет, дети учатся для себя, знакомятся с основами фортепианной музыки, так что при желании они всегда смогут сесть за инструмент и что-то сыграть.

– Эти выпускники встречаются с вами на улицах посёлка. Что они вам говорят, кроме «здравствуйте»?

– Они вспоминают мои слова: «Занимаемся, занимаемся!» Теперь отвечают по-взрослому: «И почему я не училась?» Когда человек преодолевает препятствие, он испытывает чувство удовлетворения: я смог, одолел. То же думают и выпускники: смог, сыграл, окончил школу. И все при встрече улыбаются, никто не сказал, что «наконец-то отмучился» и забросил документ об окончании ДШИ подальше с глаз долой. У меня не было учеников, которые бы занимались из-под палки. Хотя нет, была одна девочка, но она изменила своё мнение о школе, когда её окончила.

– Ученикам ведь не докажешь, что музыка ещё никому не помешала в жизни.

– На наших посиделках мы говорим и об этом, я рассказываю детям о том, что в некоторых странах, например, в Японии при приёме на работу отдаётся предпочтение получившим музыкальное образование. Дети начинают понимать, что музыкальная школа становится для них почти обязательной. Иногда бывает, что ученица удивила своих товарищей по классу в общеобразовательной школе ответом на вопрос, связанный с музыкой.

– А если ученик приходит к вам с невыученным заданием? Учите в классе?

– Да, журим ученика и разучиваем урок. Стоит ли ругать? Думаю, что нет, иначе музыка может стать для него помехой в детстве. И снова приходят на помощь наши посиделки: перед друзьями-то очень неудобно играть невыученную пьесу, ученик старается подготовиться к уроку и к встрече со своими товарищами по классу. Они знают, что музыка бесконечна, что от простых этюдов они перейдут к более сложным произведениям. Это знают и младшие ребятишки, когда слушают игру старших учеников. И утешают друг друга: «Да научишься!»

– Как родители относятся к успехам своих детей?

– Мама одной ученицы говорила мне, что не представляла, как и когда дочь сможет сыграть что-то похожее на мелодию, что это возможно в её исполнении. Теперь она говорит дочери: «Пока ты не сыграешь мне «Полонез» Огинского, ты будешь учиться музыке!» С родителями у меня хорошие отношения. Я стараюсь не приглашать их часто в школу, потому что мы обо всём можем поговорить с учениками в классе. Я говорю с детьми без умиления, как со взрослыми: начали учиться – доводите дело до конца. И с малышами так же. Нет, я их не ругаю, дети понимают, когда я недовольна.

– Галия Раисовна, есть дети, склонные к музыке?

– Есть, конечно. Когда с ними работаешь, когда проходит время, ты видишь, что они способны понимать то, что играют, могут слушать и слышать. Конечно, исполнять технически верно музыкальное произведение дано не всем, это отдельный разговор и длительная работа. Мне важно, чтобы дети ходили на уроки с желанием, умели читать ноты с листа, как книжку, чтобы самостоятельно разбирались в них.

– А сочиняют?

– Есть мальчик, который пытается. Сначала он начал подбирать мелодии на слух. Я разрешаю ему это делать, хотя нас в своё время этому не учили и не поощряли, а жаль. Когда человек импровизирует, это говорит о его свободе и даре к сочинительству. Я стараюсь, чтобы дети умели владеть инструментом, а значит упорно заниматься музыкой.

В этом году у меня не было выпуска, а прошлой весной окончила класс одна ученица. Когда она справилась с экзаменационным заданием, то не поверила, что получила «хорошо» от комиссии экзаменаторов, которая её слушала. Она была готова заниматься ещё, то есть опомнилась на пороге школы. Да, не всем легко даётся учение, зато теперь эта девочка сможет сыграть для себя или для родителей любимую сонату …

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8