Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

08.06.2024 12:10 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 60 от 08.06.2024 г.

Вернём святыню к жизни

Автор: Марина ФЕТИСОВА. Фото Михаила ПЛЕЦКОГО.

Она родилась и выросла в национальном селе Корлики, где густые сосны и ели касаются верхушками небосвода, а люди живут по законам солнца и чтут традиции предков. Быть другим, считает Лариса Хромова, значит быть особенным и уникальным, как их национальный язык, как орнаменты в одежде. Каждая деталь имеет значение. Но там, где люди старшего поколения ещё разговаривают на родном диалекте, интерес к языку у подростков угасает с каждым годом. Для того, чтобы одна из святынь национальной культуры коренных народов Севера жила, Лариса Хромова делает всё возможное, а порой даже невозможное.

– Мои родители – оседлые ханты, – знакомит нас с корнями своего родового древа Лариса Михайловна. – Но когда папы не стало, мама была вынуждена повторно выйти замуж. Часто спрашивала её, зачем нужно было менять свою жизнь и вслед за новым мужем отправляться в глухую тайгу? Мама не отвечала, но с годами пришло понимание: она сделала это ради нас с братом.

Отчим нашей героини был потомственным оленеводом. Чтобы стаду было что есть, они всей семьёй переехали жить в самое сердце леса. По-русски практически не говорили, всё чаще переходя на незнакомый ей певучий язык. Он казался чужим и незнакомым, но детская память, как губка, впитывала всё новое, в том числе звуковой ряд перемешанных между собой гласных и согласных. Запоминать – запоминала, но понимания как такового не было:

– Помню, отправят меня маленькую туда, не знаю куда, искать то, не знаю что. Похожу-похожу, да возвращаюсь с пустыми руками. Взрослые спрашивают: чего такая грустная-то? Объясняю, что не нашла. А надо мной смеются. Оказывается, отправляли ночным небом полюбоваться, на звёздочку посмотреть и желание загадать.

ДЕВОЧКА С ХАРАКТЕРОМ

По натуре своей Лариса Хромова человек любознательный, с пытливым умом. Ещё в раннем детстве вопросы «что» и «почему» сыпались из девочки как из рога изобилия.

– Стесняться или зажиматься не умела, а потому, когда меня привезли в интернат для поступления в школу, была для местных ребят чем-то вроде диковинки. Меня часто просили что-то рассказать на языке ханты, спеть или станцевать. А мне – в радость. Детвора окружит, а я и рада стараться.

«Та ещё штучка», – говорит она про себя, цитируя слова коллег из района. Впервые эту фразу в свой адрес наша героиня услышала, как только заняла пост директора Корликовской школы. Представителей ханты, манси и лесных ненцев тогда собрали на праздновании Дня коренных народов и именно её попросили рассказать что-то из детских воспоминаний:

– Как-то мы с бабушкой плыли на обласе, – начала она издалека, время от времени отвлекаясь на ремарки. – Я это средство передвижения не очень-то люблю, да и пользоваться им не умела и не умею до сих пор. Но когда бабушка садилась в облас, чтобы проверить сети, я, конечно же, сразу просилась, чтоб она взяла меня с собой. Бабушка на тот момент давно овдовела, поэтому все мужские обязанности выполняла сама: на охоту ходила, сети ставила, рыбу ловила. Говорю ей: у тебя есть весло, а у меня нет. Та взяла и сделала мне из берёсты весло. Когда я подросла, стала понимать, что моё весло-то не такое, как у неё. Конечно же, бабушка смастерила мне настоящее весло! Как у неё! Радости не было конца. Как-то поплыли с ней. Гребём. Бабушка управляет обласом, а я сижу впереди и просто гребу. Решила, что и я так же могу управлять, как и она. Она мне: «Не рули – перевернёмся. Лариса, не рули – перевернёмся!» Но я же упёртая, она гребёт, и мне надо! Тогда мудрая моя бабушка причалила к берегу, попросила, чтоб я ей принесла своё весло. Я так и сделала. Взяла она моё весло и просто выбросила в воду. Я – ребёнок, само собой, в слёзы, а она: «Вот перевернулись бы мы, случись что с тобой, что я матери твоей сказать должна была бы? Что не уследила?! Или что ты у неё такая непослушная?».

Услышав этот рассказ впервые, директор Охтеурской ДШИ Анастасия Матыгулина уже тогда взяла его на заметку, пообещав нашей героине снять на его основе анимационный фильм про маленькую непослушную девочку, которая получила свой первый жизненный урок.

– Фильма о себе пока не видела, – смеётся Лариса Хромова, – зато бабушкину науку на всю жизнь запомнила.

ИХ ДВЕ НА ВЕСЬ РАЙОН

В отличие от неё, которая и сегодня к обласу ближе чем на метр подойти боится, сестра нашей собеседницы – жительница села Ларьяк Марина Прасина с лодкой управляется играючи. Её часто можно увидеть на соревнованиях лучших обласистов не только района, но и округа.

– Мы обе учились в Ханты-Мансийском тогда ещё национальном педагогическом училище. Я поступила в 1979 году, Марина чуть позже. Обе в качестве специализации выбрали национальный язык.

Да только обучать их стали не привычному ваховскому диалекту, а казымскому. Вы помните, что наша героиня про свой характер ранее говорила? Так вот, тут-то Лариса Михайловна и проявила его во всей красе, справедливо возмутившись: зачем ей чужой язык, когда родной ничуть не хуже?!

– Ваховский диалект чем уникален? На нём говорят только те ханты, которые живут по течению Ваха, – объясняет она для непосвящённых. – Варьёганские и аганские ханты говорят на другом диалекте. На слух русский человек, может, и не почувствует разницу, но они разительно отличаются друг от друга произношением, тягучестью речи, интонацией. Наш язык – мягкий и певучий. Однако в связи с тем, что носителей этого диалекта мало, он вымирает. И с этим нужно что-то делать!

ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ

Бойкая девчушка всегда стремилась быть в гуще событий. Отличница, активистка, староста группы. С такими данными ей при распределении предложили продолжить учёбу в Ленинградском институте им. А.И. Герцена (ныне Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена). Уже тогда его считали кузницей педагогических кадров. Оправдав надежды педагогов, Лариса поступила на специальность «учитель русского языка и литературы». Но будучи студенткой второго курса, серьёзно заболела, и была вынуждена взять академический отпуск.

– Проходить лечение меня отправили в санаторий здесь же, в Ленинграде, где я и познакомилась со своим будущим мужем.

Молодой, красивый энтузиаст предложил своей избраннице не руку и сердце, как можно было бы подумать, а вместе отправиться на строительство БАМа.

– Мой муж по национальности шорец, – продолжает знакомить нас с другой стороной своей жизни Лариса Хромова. – Вы когда-нибудь о таком слышали? – хитро улыбается. – Вот и мне не доводилось. Шорцами называют тюркоязычный народ, который живёт в юго-восточной части Западной Сибири, главным образом на юге Кемеровской области. Шорцы являются малочисленным коренным народом, в мире их насчитывается чуть больше 10 тысяч человек.

Иначе чем судьбой их встречу не назовёшь. В миллионном городе найти родственную душу, человека из числа уникальных национальностей, как и ты сам, не просто удача. Провидение, не иначе.

На БАМе наши герои не просто попробовали свои силы в новом для себя деле, а сменили социальный статус, став родителями. В непростые 90-е, в период острой нехватки денег, молодая семья приняла решение вернуться на родину мужа. Но и там достойного заработка не было.

– Тогда сестра, проживавшая на тот момент в Ларьяке, предложила: а давай-ка ты возвращайся в Корлики. Подумала-подумала, а и правда, хватит колесить по стране, хочу назад, домой, к источнику своей жизненной энергии.

ВЕРНУТЬСЯ К ИСТОКАМ

Тогда же Лариса Михайловна надумала вернуться к учёбе, которую в своё время забросила. Но институт уже не институт, а университет. Да и город уже не Ленинград, а Санкт-Петербург. Когда ей сказали, что заявленной специальности на базе вуза уже нет, пришлось спешно менять направление.

– Остановилась на историческом факультете, и теперь перед вами учитель истории. На моё счастье основной предмет тесно переплетался с культурологией, и в какой-то момент пришло понимание: так вот же оно – моё истинное предназначение!

Ещё в училище ей выпала возможность познакомиться с букварём Николая Терёшкина.

– Издание изумительное в своей простоте и полноте изложения, – подчёркивает собеседница. – Его очень сложно найти, потому каждый экземпляр буквально на вес золота. Когда узнала, что его автор ханты, уж очень хотелось с ним познакомиться лично. Не сложилось, увы. Николай Иванович тогда уже сильно болел и ни с кем не общался. Но с его помощью я, наконец, поняла, что хочу сохранить свой родной язык для потомков.

«Кто, если не вы?!» – задали нам с сестрой как-то вопрос в администрации района. Это и стало своего рода отправной точкой. Через год после моего возвращения в Корлики я уже преподавала детям родной язык.

Сидела ночами. Готовила конспекты. План урока писала от руки, потом с помощью компьютера научилась вбивать и сохранять полученную информацию. Когда в начале 2000-х годов встал вопрос об издании учебника, в наработках и имеющихся черновиках у Ларисы Хромовой всё было уже готово.

– Конечно, такой предмет, как родной язык, в национальных поселениях должен быть частью образовательной программы, – считает Лариса Михайловна. – Тогда и только тогда, выстроив работу в соответствии с возрастом детей, можно добиться желаемого результата. Сегодня родной язык – это факультатив, учить или не учить, дети решают для себя сами. Нонсенс в другом: быстрее и лучше основы национального языка народа ханты схватывают русскоязычные дети.

Нужно признать, что язык уходит. Современные ханты только понимают разговорную речь, но не говорят на родном диалекте. Энтузиазм – то, что двигает такими людьми, как Лариса Хромова и Марина Прасина. Энтузиазм и любовь к своим корням. Пока есть хоть один человек, заинтересованный в сохранении главной святыни народа ханты – его языка, он жил, жив и будет передаваться из поколения в поколение.

Перед нами на столе учебники «Родной язык», по которым сегодня учатся писать и читать ребята с первого по четвёртый класс. Рядом с ними – «Литературное чтение» – учебники, в которых представлены произведения народного фольклора коренных народов Севера. Есть ещё методическая литература, которая является подспорьем в работе со школьниками в плане изучения родного языка, но уже для педагогов. Полным ходом идут сбор и обработка материалов для издания учебников для 5 и 6 классов. Помощь в издании всех этих пособий педагогам-энтузиастам оказывает округ. Тираж небольшой, зато каждая книга находит своего читателя. Распределяют их, прежде всего, по школам, остаются уникальные экземпляры в библиотеках окружной и северной столиц.

Сама Лариса Хромова буквально не расстаётся со словарями: один «прописан» дома, другой – в школе. Делать заметки на полях, когда со стороны слышишь незнакомые слова на родном диалекте, – уже привычка. Мечта нашей собеседницы – выпустить в свет русско-хантыйский словарь под своей редакцией.

– Вот уйду на пенсию, – закрывает она мечтательно глаза, – займусь этим делом вплотную.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

31