06.05.2017 10:46 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от  06.05.2017 г.

Мы все от рядовых до генералов находимся незримо среди вас

Автор: Подготовили Марина Зеленская, Алсу ТАЛИПОВА, Айсылу ЯЛАЕВА, Софья ЯРЫГИНА.

О судьбах фронтовиков, чьи портреты поднимутся над «Бессмертным полком», который пройдёт 9 Мая во всех поселениях района, рассказывают их потомки.

Татьяна СТИХИНА, п. Новоаганск:

– Портреты на параде в честь Дня Победы в Новоаганске появились ещё за несколько лет до начала акции «Бессмертный полк».

Пришла в голову мысль пойти с нашими дедушками на парад. Они не дожили до этих времён, поэтому мы понесли их портреты. С младшим сыном Захаром несли два фото – одно моего деда Михаила Игнатьевича Храмцова, а второе – моего свёкра Алексея Фёдоровича Стихина.

Михаил Игнатьевич Храмцов родился в 1912 году в Кировской области. Он был военным, кадровым офицером. В 1933 году окончил курс батальонной стрелковой школы и был удостоен звания младшего командира рабоче-крестьянской Красной армии. С начала войны участвовал в боевых действиях, был командиром взвода двести сорокового стрелкового полка 117-й стрелковой дивизии.

18 марта 1942 года Михаил Храмцов погиб на подступах к Москве, был похоронен в деревне Тырыжино Холмского района Калининской области. Позднее был перезахоронен в братскую могилу на площади Победы в городе Холм.

Алексей Стихин, 1926 года рождения, ушёл на войну добровольцем в возрасте семнадцати лет. Прошёл подготовку в разведшколе и начал боевой путь на Белорусском фронте. Служил стрелком в разведроте, шёл в бой первым вместе с другими разведчиками. Освобождал Европу, несколько концлагерей. Был дважды ранен, но сбегал из госпиталей и шёл в наступление вместе со своей частью. У него много наград: «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией», ордена Славы второй и третьей степени за личный подвиг, медали за освобождение стран Европы. Вернувшись с войны, женился, вырастил одиннадцать детей: десять сыновей и дочь. После войны работал в колхозе трактористом, получил много наград и за труд. Алексея Стихина отправляли в Москву на ВДНХ, у него есть Почётная грамота, подписанная Сталиным. Его супруга, моя свекровь, Парасковья Степановна Стихина, была труженицей тыла, получила медаль за труд во время войны. Ей было всего шестнадцать, но она работала наравне со взрослыми.

Нашей семье есть кем гордиться. Портреты наших дедов всегда на почётном месте в доме. Идём на парад – щемит сердце, болит душа и слёзы на глазах – я выросла без деда, и свёкор рано умер, мои сыновья без дедов росли. Хочется побыть в День Победы вместе с ними.

Маргарита КОХАНОВА, с. Ларьяк:

– О войне отец не любил рассказывать, бывало, урывками в день 9 Мая вспоминал пережитое. Моему отцу, Якову Григорьевичу Коханову, было 30 лет, когда началась война. В 1941 году его вместе с другими односельчанами призвали на фронт. Отправились на последней барже в октябре, пока река не встала. Прошёл всю войну: сначала пулемётчиком под Ельней Смоленской области, а после ранения попал на Карельский фронт под командованием маршала Мерецкого и воевал здесь до самого окончания войны.

Ходил в разведку, добывал языка. Участвовал в операции по захвату норвежского города Киркинесс, порта Лиинахамари, где располагались никелевые рудники. Борьба за них велась ожесточённая. Много солдат погибло. Несколько раз был ранен, осколок в плече так и остался. Беспокоил его всё время, что сильно сказывалось на здоровье.

Участвовал в Параде Победы на Красной площади в 1945 году как один из лучших бойцов Карельского фронта, сводный полк которого первым открывал парад, и мой отец, как потом вспоминал, с гордостью шагал по знаменитой брусчатке.

Военные фильмы, которых много снимали и показывали после войны, никогда не смотрел. Говорил, что в них много неправды. Особенно тяжело было в первые месяцы войны, когда на троих была всего одна винтовка и одна пара портянок. Голодали сильно, а разве голодному солдату под силу совершать подвиг? Но совершали вопреки всему. Варили рыбьи головы несколько раз, пока от них ничего не оставалось и бульон не превращался в обычную воду.

После войны отец жил и работал в Ларьяке. Умер в возрасте 68 лет в 1978 году.

Проведение акции «Бессмертный полк», на мой взгляд, хорошая и правильная идея. Все идут с портретами своих предков, дорожат памятью о них. Память должна продолжаться.

Любовь БАРДИНА, с. Покур:

– Мой отец, Александр Иванович Брянцев, родился в 1910 году в деревне Брянцево под Тобольском. На фронт был мобилизован Ханты-Мансийским ОКВ

5 июля 1941 года. Прошёл всю войну. Для него она закончилась в самом Берлине. Начинал в звании сержанта (с 1941 по 1943 годы), дослужился до заместителя командира стрелкового взвода. Вернулся домой лишь в октябре 1945 года, так как до 10 октября победного года ещё оставался в столице разгромленного Третьего рейха.

Александр Брянцев начинал воевать на Ленинградском фронте под командованием полковника В.А. Вержбицкого. Первой его наградой стала медаль «За оборону Ленинграда». Затем попал на Белорусский фронт. Участвовал в освобождении Прибалтики и Польши. За воинскую доблесть и храбрость удостоен ордена Красной Звезды, двух орденов Отечественной войны, медалей «За боевые заслуги», «За отвагу», «За освобождение Польши», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Также имел более двадцати благодарностей от командования.

В 1946 году он женился на моей маме Марии Бардиной, в браке родилось трое детей: две дочери и сын. Был очень скромным и добрым человеком, трудился плотником рыбного участка в Покуре. И лишь на собраниях в сельском клубе мог разоткровенничаться и рассказать односельчанам о том, свидетелем чего ему довелось стать на войне. А вот при нас, детях, Александр Иванович вспоминать о войне не любил.

Его супруга, Мария Андреевна, также испытала на себе все трудности военного лихолетья. Родилась в 1923 году, и на годы юности мамы выпали тяжёлый труд и выживание в тылу. В 1942 году окончила медицинское училище в Ханты-Мансийске, всю жизнь проработала фельдшером-акушером. Теперь её уже нет с нами. Я пошла по маминым стопам, также выбрала медицину. Более 25 лет проработала медсестрой в Покуре. А сейчас уже моя дочь трудится акушеркой в одной из нижневартовских клиник.

В папиной семье было семеро братьев и одна сестра. Два моих дяди пропали без вести, о них мы ничего не знаем. А у мамы два родных брата погибли, на них пришли похоронки. Вот такую страшную человеческую дань взяла с нашей семьи та война. И забывать об этом, конечно, мы не вправе.

В нашей семье свято чтят память погибших на войне родственников и ушедшего из жизни в 1987 году воина-освободителя Александра Ивановича Брянцева. В шествии «Бессмертного полка» в Нижневартовске ежегодно участвуют мои дочери с детьми. И сын с тремя своими ребятишками в Излучинске обязательно выходит с портретом деда

9 Мая. Сейчас у моей старшей внучки родился сын, и я твёрдо уверена, что он, когда немного подрастёт, также будет гордиться своим прадедом-героем.

Татьяна МАТВЕЕВА, п. Аган:

– Фронтовиком у нас в семье был мой дед, Данил Евграфович Ярославцев. Родился он в 1909 году в деревне Падун Вагайского района, под Тобольском. Рано остался сиротой. Его приютила многодетная семья. Окончил начальную школу, помогал им по хозяйству – в деревне же все при деле были. Приёмных родителей, как многих тружеников тогда, раскулачили. Ещё и обвинили, что эксплуатируют детский труд. А дедушка всегда вспоминал того родителя по имени-отчеству, с теплом о нём отзывался, говорил, что это был хороший человек.

До войны он успел поработать в Сургуте, там узнал, что в Агане на рыбоучасток требуется тракторист, и переехал сюда. Женился на местной девушке Анастасии Николаевне. У них родились четверо детей: две старшие девочки и двое мальчиков.

На фронт ушёл в 1941-м, ему было 32 года. Служил на Втором Белорусском фронте артиллеристом.

Дедушка мне всегда казался строгим, серьёзным человеком. Но как же переменилось моё мнение, когда прочитала его фронтовые письма! Какой теплотой, нежностью они проникнуты! Читала и плакала.

«Добрый день или вечер. Здравствуйте, многоуважаемая Таисия Николаевна, мои дорогие дети Сарочка (моя мама) и Валя, дорогие мои Коля и Виталий, сыночки». Это самое первое письмо от 24 сентября 1941 года, ещё с призывного пункта из Омска. Кстати, до Сургута из Агана он добирался на катере.

Пишет, что «живём в лагере, в палатках. Холодно, но ничего. Изучаем военное дело». Сообщает жене: «Не знаю, свидимся или нет».

Дедушка вернулся домой целым и невредимым. Это единственный такой счастливчик из Агана. Был ещё Александр Яковлевич Панкин, но он пришёл без ноги. Дети его, кстати, до сих пор живы, соседствуем с ними в посёлке.

«Тася, воспитывай детей! Колю и Витю сколько раз видел во сне. Как скучаю по ним!»

Из третьего письма (всего их было шесть) от 20 ноября 1941 года: «Живём пока в казарме, но ждём не сегодня завтра битву с фашистскими гадами». И чтобы отвлечь жену от горьких мыслей, описывает солдатский уклад: «Скажу коротко, чем нас кормят: 500 гр сухарей или 700 гр хлеба в сутки. Едим два раза в сутки. Суп не дают – не хватает».

Вот четвёртое письмо (написано 13 января 1942 года): «Сообщаю о своей жизни: работаю мастером в лыжной мастерской. Бригадиром. Бригада из 18 человек. Делаем лыжи для своего полка». Тут тоже говорит о питании, рацион немного изменился: «Хлеба дают 800 граммов, мяса – 145 граммов, крупа, сахар, махорка – по 20 граммов».

Знаете, по этим фронтовым конвертам ведь тоже можно историю изучать. С удивлением узнала, например, что раньше наш край входил не в Тюменскую, а в Омскую область. Вообще, на солдатском треугольничке очень скупой обратный адрес. Отправляешь, кажется, в никуда: «Действующая Красная армия, полевая почта № 1421-1208, красноармейцу Ярославцеву». И ведь доходило!

«Пока у меня всё хорошо. Как будет дальше, не знаю. Не ждите, пока не расправимся с людоедами, с бандитами, с гитлеровцами».

Окончание войны дедушка застал в Кёнигсберге. Правда, домой вернулся только в 1946-м – его воинскую часть не демобилизовывали из-за войны с Японией. Но и это было счастье для семьи – дождаться живого и здорового мужа и отца!

Вернулся – и за работу. Опять устроился на рыбоучасток трактористом. Потом, уже при мне, был конюхом. У нас в посёлке стояла большая конюшня. Мы туда с младшим братом Серёжкой частенько бегали. В одном из отсеков там была насыпана гора овса. Дедушка даст нам железную тарелочку и говорит: «Ну, ребятишки, ищите кукурузку». Мы рылись в этой куче, собирали диковинные для нас, северных детей, плоды. Он их тут же варил, и мы дружно грызли ещё горячие. До сих пор помню и вкус этой кукурузы, и тарелочку, на которой она лежала, и запахи конюшни, и хомуты, которые там висели.

Мне очень повезло – с детьми Данил Евграфович был скуп на воспоминания. Но к рождению внуков отмяк душой, стал рассказывать немного о том, что видел и испытал. Был у него на фронте очень приятный, радостный эпизод. Наши войска уже гнали фашистов, те в панике бросали всё, от чего можно было освободиться. И вот мой дед с сослуживцем нашли под мостом оставленные при отступлении запасы продовольствия: ящики с тушёнкой, молоком, ещё с чем-то. Ох и радости было! Понесли в часть, и хоть на всех пришлось понемногу, разделили по-братски.

Дед был справедливым человеком. И героем. Рассказывал, как однажды передавал координаты расположения вражеских сил нашим артиллеристам. Немцы таких наводчиков сразу старались вычислить и подавить огнём. Его они тоже в конце концов засекли. Начали обстреливать. Уходить нельзя, команды не было. Держался до последнего, и когда получил приказ к отступлению, только вышел, в его укрытие попал вражеский снаряд. Дед получил контузию, лежал в госпитале.

Да что говорить, медаль «За отвагу» зря не давали. А у него их две. И ещё орден Отечественной войны I степени, медали «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией». Ещё у нас хранится Благодарность от Верховного главнокомандующего генералиссимуса товарища Сталина «За овладение городом Смоленском, за овладение городом Оршей, за взятие реки Березина и городов Борисов, Минск. За форсирование реки Неман. За прорыв обороны противника в Восточной Пруссии и за ликвидацию окружённой группировки противника юго-западнее Кёнигсберга».

Дедушка умер в 1985 году в возрасте 76 лет. Я тогда училась на втором курсе института. Фактически, при нём прошли моё детство и юность. Росла на его коленях, слушая рассказы, греясь в тёплых руках.

Помню, дед очень любил песню «Огонёк» и «Ох вы, кони мои, вороные!». Однажды рассказала об этом дочери Кристине, его правнучке. Она заинтересовалась, выучила слова. Нет-нет, да и запоём с ней «На позиции девушка провожала бойца…».

Сына своего я назвала в честь деда Даниилом. Сейчас в Агане живут внуки Данила Евграфовича: Борис, Сергей, Татьяна и правнучки Мария и Кристина. Мы бережём историю и семейные реликвии. Каждый год перед 9 Мая достаём награды деда, рассматриваем, вспоминаем его. Относим на выставки в школу и дом культуры. Память о Даниле Ярославцеве жива.

Екатерина УСАНОВА, д. Вата:

– Мой отец Александр Иванович Крылов служил целых десять лет – с 1936 по 1946 годы. Так получилось. Он 1918 года рождения. Судьба у папы была сложная, прошёл и плен, и штрафбат. Знаю, что был связистом, партизанил в Белоруссии, входил в состав диверсионной группы.

Но все эти сведения обрывочные, сохранились в моей памяти со слов папы. В те годы про некоторые «белые пятна» в биографии распространяться особо не разрешали. Но отец всегда стремился доказать, что лишён офицерского звания и ордена Красного Знамени несправедливо. Ему тогда, в 60-е годы, просто говорили: «Радуйся, что вообще жив остался». Дома у нас хранится отцовская медаль «За отвагу», полученная в 1942 году. Была ещё, по рассказам отца, медаль «Партизану Отечественной войны», её судьба неизвестна.

Александр Крылов был родом из деревни Солянка Уватского района. Отец его, мой дед, Иван Иванович Крылов – герой Гражданской войны, прошёл её от Сибири до Дальнего Востока. Был первым комендантом Сургута. Его сын Александр, мой папа, с детства научился рыбачить и охотиться. Семья жила бедно. Видимо поэтому он и остался на сверхсрочную службу. Затем началась война…

Демобилизовавшись в 1946 году, вернулся в Тобольск. Здесь познакомился с будущей супругой Надеждой Удачиной, оказавшейся из семьи репрессированных, которых сослали в эти края в 30-е годы прошлого столетия. Родители переехали в Покур, потом в Вату. В браке родилось пятеро детей. К отцу односельчане всегда относились с большим уважением. Он был человеком слова и дела. Долгие годы председательствовал в ватинском колхозе, затем стал управляющим ватинским отделением совхоза «Покурский». Тогда в нём была своя звероферма. Пушнину отправляли даже на пушной аукцион в Ленинград и на ВДНХ. И возвращались оттуда с призовыми местами и медалями. Благодаря отцу в Вате появилась школа-восьмилетка. До этого местные ребятишки учились тут только с 1 по 4 класс, а дальше отправлялись в интернаты Покура и Сургута. Старую школу в Погорельске мужики под руководством моего папы разобрали, брёвна пронумеровали, перевезли в Вату и здесь собрали новое здание.

Умер Александр Иванович в возрасте 52 лет. Конечно, причиной было пошатнувшееся на войне здоровье. Он был контужен и всю жизнь потом мучился от приступов, были и другие болячки и ранения.

Мы, дети, внуки и правнуки, гордимся своим героем – Александром Ивановичем Крыловым. И верим, что когда-нибудь все данные о том времени будут рассекречены, и мы узнаем, наконец, правду.

 

Оксана ЗМАНОВСКАЯ, с. Ларьяк:

– Наша семья считает своим долгом участвовать в акции «Бессмертный полк». Рядом с односельчанами, в одном строю, мы несём портреты своих предков, которые были на фронте и воевали с фашистами.

Молодое поколение должно помнить, какой ценой досталась Победа, сколько жизней унесла эта проклятая война. Мой дедушка, Виктор    Федулович Трапезников, родился

10 февраля 1926 года. Был призван на войну в 1943 году, когда ему исполнилось17 лет.

Воевал в десантных войсках на 1-ом Белорусском фронте. По словам отца, деда забрасывали на парашюте в тыл врага 78 раз. При себе парашютисты имели патроны, чтобы отстреливаться от врагов, бикфордовы шнуры, взрывчатку. Десантировали в тыл врага, когда темнело, за ночь они проходили десятки километров. Их задачей было устраивать диверсии: взрывать мосты, промышленные объекты, склады.

Не только землю русскую освобождал дед от врагов, а также Польшу, Австрию, Германию. Приземлялся и в горах, и на равнинах. 6 мая 1945 года жители Праги вышли в эфир и попросили помощи у Красной армии. Виктор Федулович также участвовал в боях за освобождение Праги. Жители Чехословакии, вспоминал он, встречали советских солдат с букетами белой сирени.

По окончании войны у него было пять медалей, в том числе «За отвагу», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За Победу над Германией». Вернулся домой дед Виктор только в 1954 году, так как их воинская часть ещё долго находилась в Белоруссии (могла понадобиться в любой момент). Умер он в 1976 году.

 

Алла ФИЛАТОВА, с. Варьёган:

– Моя свекровь Лидия Александровна Филатова (в девичестве Меледичева) родилась в Вологодской области, в потомственной крестьянской семье в июне 1929 года.

В годы войны Лидия Александровна была ещё ребёнком, в первый месяц войны ей исполнилось всего двенадцать лет. А в тринадцать – уже работала в передовом колхозе имени Никитина. Работы хватало – подростки вместо школьных занятий трудились наравне со взрослыми. Сажали в поле овощи, косили и складывали сено в копны и стога, молотили зерно, дёргали лён. Землю пахали плугом, навоз раскидывали вручную, сеяли и жали рожь.

 Сами строили бомбоубежище – до самой деревни война не дошла, а город Череповец всё время бомбили. Через город проходила Дорога жизни, по которой в осаждённый Ленинград всё время шли военные эшелоны. Жили бедно, детство было голодным и трудным, запомнился только голод и холод.

После войны Лидия Александровна окончила школу-семилетку и Череповецкое фельдшерско-акушерское училище. В село Варьёган приехала по комсомольской путёвке в 1950 году, работала акушеркой, затем заведующей ФАПом. Лечила коренных жителей в селе и на стойбищах, куда добиралась на оленях или по реке на лодке, а то и пешком. Оказывала медицинскую помощь работникам сейсмопартий № 4 и № 5 и первым жителям Новоаганска. С 1969 года работала заведующей детскими яслями-садом. Ветеран труда, награждена медалью «За трудовое отличие».

Лидия Александровна ушла из жизни два года назад, в 2015 году.

Лариса КУНГУРЦЕВА, с. Большетархово:

– Я составляла альбом о нашей семье. Называется «Древо жизни Пономарёвых» – по фамилии маминой родни. О ней больше сведений: родственники поселились в Нижневартовском районе с 1938 года, маме тогда было пять лет. А папа приехал в Большетархово в 1949, когда женился на маме. До этого недолго жил в Вампуголе. А вообще, он не местный, хотя тоже сибиряк.

Вот что записала о нём в нашу семейную летопись: «Соснин Никифор Александрович, родился 20 января 1919 года в деревне Чигара Томской области. Окончил там же начальную школу. До армии поработал в колхозе «Восходящая заря». В 1939 году Парабельским районным военным комиссариатом призван в ряды Красной армии. Служил недалеко от японской границы, в местечке Пассьет, был курсантом стрелкового полка. С 1941 года командовал воинским подразделением на станции Сунгач, в 17 километрах от Уссурийской тайги. Сначала обучал там новобранцев, которых отправляли на Западный фронт, и принимал участие в строительстве дзотов около города Спасска. Затем, когда 8 августа 1945 года началась война с Японией, был назначен помощником командира танкового взвода разведки.

За участие в боях награждён медалью «За победу над Японией», орденом Отечественной войны II степени. Уже в мирное время – медалями к юбилеям Победы.

22 августа 1946 года демобилизовался и приехал в Нижневартовск, где жили его сестра и младший брат. Родители до этого времени, к сожалению, не дожили».

На наше счастье, папа вернулся домой нераненым. Прожили с мамой всю жизнь душа в душу. Похоронили мы его в 1988 году. Мама ушла из жизни недавно, перед Новым годом. Остались мы втроём – я и два брата: Николай (старший) и Александр. Так и живём, вспоминаем их.

 

Татьяна МУЗАЛЁВА, п. Зайцева Речка:

– В акции «Бессмертный полк» будем участвовать обязательно, как и в прошлом году. Понесём портрет моего отца – Александра Никитовича Захарова. Он участник Великой Отечественной войны. В первые её дни ушёл на фронт добровольцем. Сорок первый год с отступлениями и окружениями был тяжёлым для всех. Во время одного из боёв его контузило. И не было возможности и сил ни отстреливаться до последнего патрона, ни пустить себе пулю в лоб, как требовал приказ Сталина. Попал в плен.

 Первый побег из концлагеря для него и его товарищей оказался неудачным. В назидание остальным фашисты повесили всех участников побега вниз головой. Сколько так висели, прадед не помнит, терял сознание. После такой экзекуции их бросили в ряды таких же склонных к побегам.

Второй побег группе из восьми человек, среди которых были не только русские, но и поляки, удался. Измождённые, истощённые, они пробирались по болотам к линии фронта. До наших добрались не все. В плену было тяжело – в боях не легче. Он прошёл Польшу, Румынию, дошёл до Берлина. Был награждён орденом Красной Звезды и медалями «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга».

Вернувшись с войны, много лет проработал аккумуляторщиком, его  неоднократно награждали за добросовестный труд. Строгий, требовательный, обладал глубокой внутренней культурой. Окружающие отмечали в нём вежливость и тактичность, умение говорить спокойно и тихо. До последних дней ходил на покос, любил поохотиться и порыбачить.

Отец часто брал нас с собой. Когда уставали, говорил: «Давайте послушаем тишину». И мы замолкали. Смотрели, подняв глаза, на высокое голубое небо, вдыхали воздух, напоенный лесными травами, и у нас открывалось второе дыхание. 

В День Победы мы придём к обелиску, где среди девятнадцати ветеранов увековечено имя и моего отца. Будет объявлена минута молчания. И наступит тишина, эта волшебная тишина, подступит комок к горлу, покатятся слёзы...

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

71