Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

13.08.2019 09:12 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 88 от 13.08.2019 г.

Татьяна Орлова: В профессию медика я прежде всего верю

Автор: Михаил РУДАКОВ. Фото автора.

С Татьяной Орловой из Излучинска мы познакомились ещё в мае.Её сын, второклассник, был удостоен золотого значка ГТО на церемонии, проходившей во Дворце спорта «Югра»: Дима оказался самым юным обладателем заветной награды. А его мама весной нынешнего года стала победительницей второго этапа Всероссийского конкурса «Лучший специалист со средним медицинским и фармацевтическим образованием», в начале лета на этом конкурсе она уже заняла третье место в номинации «Лучшая участковая медицинская сестра».

Мы встретились с Татьяной Валерьевной в терапевтическом отделении поликлиники Нижневартовской районной больницы, где она трудится участковой медицинской сестрой. И первое, о чём спросили, это о профессиональном конкурсе.

– Татьяна Валерьевна, как вы стали его участником? С чего всё началось?

– В конкурсах, подобных нынешнему, я участвовала и раньше. Но прежде мы соревновались между отделениями нашей больницы, боролись за призовые места с медицинскими учреждениями соседних муниципальных образований. В этот раз меня пригласила старшая медсестра нашей больницы и сказала, что нужно подготовить портфолио. Я как раз подтверждала высшую аттестационную категорию, поэтому подумала: собрать ещё один пакет документов для меня не составит большого труда. Однако всё оказалось не так просто, как представляла. Выдержать такой экзамен на прочность мне помогли близкие, а также коллеги по работе. Очень признательна руководителю Нижневартовской районной поликлиники Нине Анатольевне Шляхтиной, она поддерживала меня на всех этапах конкурса, проходивших сначала на окружном, а затем и российском уровнях.

– В чём же были сложности?

– Подготовка требовала много времени и сил. Может, по этой причине другие мои коллеги не решались на участие в конкурсе. Все мы женщины: у нас семьи, какие-то свои планы в жизни, поэтому непросто вникать в медицинские тонкости, когда закончился рабочий день.

Нужно было собрать все документы за последние три года, отразить в них текущую работу в поликлинике, выезды по организациям, где постоянно проводим профилактические мероприятия. Надо было показать, как происходил мой карьерный рост. Понадобились фотоснимки: что-то сразу мы нашли в семейном альбоме, однако большую часть фотографий сделала дочь Валерия. Портфолио готовили всей семьёй: муж, дочь и сын. Вместе составляли и даже писали отдельные его фрагменты. В итоге у нас получилась книга объёмом четыреста страниц.

Конкурсное жюри работало на базе окружной больницы в Нижневартовске, знакомилось с документами семидесяти моих коллег. У меня спрашивали о медицинской статистике. Цифры должна была назвать навскидку. Я и сейчас держу эти данные в памяти.

– Тогда будет вопрос, что называется, на засыпку: сколько пациентов на вашем участке?

– 2 764 человека по состоянию на первое января 2019 года. Мой участок – самой большой из тех семи, на которые разделён Излучинск.

...О том, что я стала победительницей всероссийского конкурса, сообщила наш руководитель отдела кадров. Мы отмечали 18-летие моей дочери, и тут такая неожиданная новость. Получилось, что большинство поздравлений в тот день получила не Валерия, а я.

– Как начинался ваш путь в медицину?

– Отец очень хотел, чтобы я стала врачом. Никто из моих родственников не был связан с медициной. Но таким было желание родителей, чтобы я выбрала для себя иную профессиональную стезю. Отец отдал лучшие годы нефтянке, мама – педагогике и библиотечному делу.

К тому времени, когда я заканчивала школу – а это было в 1995 году, – у меня не было возможности поехать в большой город и поступить в медицинский институт. Отца сократили на предприятии, добавились другие проблемы. В итоге мы решили, что я подам документы в Нижневартовское медицинское училище. Я поступила на бюджетное место по специальности «медицинская сестра». Экзамены были очень сложными, но я их выдержала.

За время учёбы у нас была возможность узнать, как работают инфекционное, педиатрическое и терапевтическое отделения. Так мы могли выбрать для себя и место будущей работы. Тогда же устроилась в больницу, на работу спешила сразу после занятий. Это была хорошая школа постижения профессии, так я узнала её первые азы на практике.

По окончании училища были мечты о продолжении учёбы в вузе. Однако жизнь внесла свои коррективы.

– Какие предметы в училище вам больше всего были интересны?

– Те, которые принято считать самыми сложными: латинский язык и анатомия. Эти дисциплины требовали большого внимания. На латыни мы выписываем рецепты, на этом языке базируется и вся медицинская терминология.

– Татьяна Валерьевна, вы помните свой первый рабочий день в Излучинской поликлинике?

– Конечно! 15 сентября 1997 года. Тогда наша поликлиника ещё находилась на улице Набережной, 9.

Я очень благодарна судьбе, что с самого начала работы в поликлинике у меня были замечательные наставники – участковые сёстры Бадиян Зиннатовна Мусина, Татьяна Романовна Гулая и участковый врач Флюза Абдрахмановна Тухбатуллина.

– Медиков ныне принято упрекать во всех наших бедах: и лечат они не так хорошо, как хотелось бы, и невнимательны они, даже черствы к пациентам. Что же на самом деле происходит?

– Пациенты, которые приходили к нам лет двадцать назад, вели себя уважительнее и добрее, чем сейчас. Я не могу сказать, что таких пациентов сейчас нет, просто их стало меньше. Люди возмущаются, если возникают какие-то проблемы с записью к специалисту, хотя подобная ситуация никак от нас не зависит.

Появление Интернета тоже сыграло свою роль: пациенты находят теперь информацию о болезнях в Сети и полагают, что о недугах знают лучше врача. И при этом не понимают, что разобраться в такой информации могут только профессионально подготовленные люди. Не хотят они слышать и того, что медицинской практикой может заниматься человек, многие годы получавший образование, а потом ещё приобретавший опыт на практике в течение многих лет. Людям сложно порой объяснить, насколько важны те же прививки. В этом случае упрекают нас, что мы организовываем их для галочки. Для проведения любой прививки сейчас нужно получить письменное согласие пациента, а это ещё одна проблема, возникающая у нас в работе.

Мы стали больше заполнять разных отчётных бумаг, это так, и на это уходит немало времени. Но тем не менее работаем до тех пор, пока не примем всех пациентов: если люди пришли на приём, прождали в очереди, им ведь не скажешь, что рабочий день закончился и лучше завтра прийти.

Когда пациенты страдают тяжёлыми заболеваниями, мы переживаем их недуг вместе с ними. Непросто взять себя в руки, когда видишь, что больной угасает на глазах, а ты ничем уже ему не поможешь. На моей памяти был случай, когда я делала процедуры и перевязку лежачей больной. Это была молодая женщина, жизнь которой угасала на моих глазах. Её уход из жизни я тяжело тогда переживала. Даже муж говорил: не надо так близко к сердцу принимать случившееся, так, значит, и должно было произойти, ты сделала всё, что смогла. Каждую потерю своих пациентов я всегда воспринимаю как собственную. Мы живём в небольшом посёлке, все друг друга знаем. Представляете, каково это, когда узнаёшь, что пациент, которого знаешь многие годы, ушёл из жизни...

– Мне вспомнилась книга американского психолога Рэймонда Моуди «Жизнь после жизни». Книгой одно время зачитывались, её рекомендовали прочесть в вузах на занятиях по философии, на неё ссылались в телевизионных репортажах на медицинские темы. А как понимают медики вот эту грань между жизнью и смертью?

– Эту грань сложно на самом деле отделить. Понимаешь, что после смерти нет человека в физическом смысле. Однако остаётся память. Помню, как переживала уход из жизни моего отца. Каждые две недели я ездила в Ставрополь, где за ним ухаживала мама. Мы ведь оттуда приехали на Север в 90-е годы.

Непросто было порой и на самолёт купить билеты, но я добиралась до родного города. Когда переступала порог родительского дома, видела, как угасает отец. Понимала как медик, что ему недолго осталось жить, но гнала эти мысли от себя, живя надеждой на чудо. По прошествии уже немалого времени мне кажется, что отец вновь позвонит мне…

– Как домашние относятся к вашей профессии?

– Муж поначалу выражал недовольство. Приводил свой пример: «У меня ведь тоже работа ответственная, но я не прихожу так поздно домой, как ты». Со временем он привык и принял мою профессию как данность. Но он всегда понимал меня. Сейчас он трудится на Нижневартовской ГРЭС. Я очень счастлива, что жизнь связала меня с этим человеком: он умён, выдержан, всегда поддержит в трудную минуту, рядом с ним будто вновь обретаешь жизненные силы.

– На недавнем фестивале ГТО видел, как вся ваша семья принимала активное участие. Вам всё-таки удаётся найти время для самых близких людей?

– В фестивале участвовала вся наша семья – муж Евгений, я и наши дети. Младший сын удостоился даже золотого значка. Он занимается плаванием, прыжками на батуте. Дочь в своё время занималась хореографией, даже выезжала на конкурсы и привозила награды. В седьмом классе она заявила мне, что станет врачом. И с того времени не меняла мнение.

– Профессию медика она знала на вашем примере. Но трудности, которые видела, её как раз и не испугали.

– Она видела моё отношение к медицине, и, возможно, оно пришлось ей по душе, когда раздумывала, кем быть. В конечном итоге она сама сделала свой выбор, сказала даже, что выучится на хирурга. Знаете, дочь росла уже в другое время, и её поколение, в отличие от нашего, не чувствует какой-либо неуверенности в своих силах. Она знает, чего хочет добиться. И мне её подход к жизни импонирует. В своё время я не смогла стать врачом, а у неё есть такой шанс в жизни. И пусть у неё всё получится на этом пути.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

94