Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

17.08.2019 11:11 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 90 от 17.08.2019 г.

Амурская сирень – в самый раз для сибирской земли

Автор: Софья ЯРЫГИНА. Фото Михаила ПЛЕЦКОГО.

Весь июль Соснина благоухала пионами. Сейчас, в августе, во дворах местных жителей распустились гладиолусы. Скоро подойдут и георгины – цари традиционного букета к первому сентября. Так что детвора, проводившая лето у здешних бабушек-дедушек, сможет поразить учителей забытой сегодня в городе роскошью деревенских садовых цветов.

А ведь ещё тридцать лет назад эта растительность была у соснинцев не в почёте. «Ненужная роскошь», – пожимали они плечами. И перекапывали огород под картошку – единственную признаваемую здесь овощную культуру.

Привычку к украшательству им привили новые жительницы деревни – «свежеиспечённая» пенсионерка Светлана Викторовна Романова и её дочь Наталья Надюжина. Историю этого преображения рассказала Наталья Марковна.

– Местные цветы пошли от нас: и пионы, и все остальные. Когда мама в 1985 году сюда приехала, здесь вообще ничего не выращивали, кроме картошки и морковки. Мы начали сажать огурцы, помидоры. Конечно, цветы – не представляем себе без них жизни. Постепенно, глядя на это, подключились и остальные люди.

– Ваша мама агроном?

– Нет. По профессии она инженер-геоботаник. Окончила Томский университет, геолого-почвенный факультет. Долго работала в этом городе в ботаническом саду. Она много ездила по экспедициям: находили с коллегами редкие растения, вели об этом специальные записи, подсчитывали, сколько, допустим, клещей на одном квадратном метре. Вот такая необычная работа. Гербарии опять же собирали.

Жили мы в Томске до 1966 года. К этому времени я подросла, стали неудобны такие длительные командировки. Поэтому переехали в Стрежевой – там она устроилась в школу учителем. А последнее время перед выходом на заслуженный отдых работала на станции юных натуралистов. Как оформила пенсию – сразу переехала в Соснину. Деревню эту приглядела ещё во время экспедиций. Мы купили здесь дом, ну и я через два года, в 87-м, перебралась вслед за ней сюда на пмж.

Это краткая история. А я это к чему? Объяснила, откуда у мамы страсть к цветам и диковинной растительности. От неё эта любовь передалась мне и моей дочери.

А я училась в Энгельском коммунально-строительном техникуме на факультете озеленения. И всю жизнь проработала по специальности в Стрежевом.

– Не удивляюсь, почему в огородах у жителей так пышно кустится картошка. Но вот отчего, скажите, здесь всё буквально не утопает в цветах, ведь по соседству – дипломированные цветоводы?

– Все ведь понемногу стараются и овощей посадить на зиму. Мы – люди, наученные тяготами 90-х, поэтому никто не хочет уступать красоте излишки полезного места.

– К вам, наверное, вся деревня ходит за консультациями?

– Бывает, спрашивают женщины, конечно. Если приходят люди за рассадой, обязательно даю рекомендации по посадке и уходу за растением. Секретов никаких нет. Вернее, есть один: главное – любить цветы. Если человек их не любит, ничего не приживётся. Я это не раз наблюдала.

– Наталья Марковна, я вижу у вас кусты пионов, вот гладиолусы, что-то похожее на мелкие гвоздички. Что ещё в вашей коллекции растений? В ней, мне кажется, обязательно должны быть редкие или необычные экземпляры.

– Вот это дерево у ограды с характерными знакомыми листьями называется «Трескун амурский». Это амурская сирень. Саженец её привезла мама из Томского ботанического сада, наверное, в 1987 году. Во всей деревне только два экземпляра – у нас и ещё у одной жительницы. Это растение интересно тем, что после тёплой зимы оно цветёт плохо, едва-едва. Зато если на дворе стояли морозы за 50 градусов – всё покрывается розово-белой шапкой. Вот такое необычное создание. Кстати, я не ожидала, что вымахает огромным деревом, полагала, будет обычный куст. А оно, вон, вытянулось метров на пять в высоту, наверное.

– Какие ещё диковины?

– И рада бы похвастать, да вымерзло всё. И облепиха была у нас, и вяз. А восстанавливать утраченное уже нет сил. Мы живём с мамой вдвоём, ей 88 лет, в качестве помощницы, как понимаете, её не привлечёшь. Огород у нас большой, шестнад-

цать соток, часть его, к сожалению, в запустении – обрабатывать такую площадь физически не могу, дай бог справиться со всеми посадками. Мама хоть и не участвует в этом, но исправно к каждой весне выписывает семена и корневища цветов. Все сортовые, из проверенных серьёзных тепличных хозяйств. Взять те же пионы – они от известной среди профессиональных цветоводов фирмы «Садовый мир». Но вот опять же… Вырастить эту красоту непросто. От момента посадки и до первого цветения проходит не меньше четырёх лет. Оно, конечно, в итоге стоит всех затраченных сил: когда любуешься на них, вдыхаешь аромат, чувствуешь себя счастливой. Но всё равно тяжело это.

В коллекции у нас много лилий. Розы… простенькие, плетущиеся. «Полиантовые» они ещё называются. Есть и мелкие, с красными тугими бутонами – то, что вы приняли за гвоздички.

– Очень похоже!

– Похоже. Но вообще это розы. А настоящие классические садовые розы растут во дворе нашего дома – тот, что покупали в 1985 году, сгорел, нам дали квартиру в другом доме на краю деревни. Здесь остался участок – его не топит, поэтому тут все насаждения. Так вот розы… Выращивать их в этом климате очень трудно. Поэтому на зиму ставим кусты в вёдрах в подпол. По весне достаём, а затем, когда они отцветают, снова убираем до следующего года.

Что ещё? Есть несколько сортов жимолости, тоже привезённые в своё время из ботанического сада, малина – синяя и красная.

Вы спрашиваете о редких видах. Есть у меня такие. Но это не цветы. Я выращиваю на огороде четыре сорта картошки: «Адретта», «Лорх», «Альварес» и «Родригес». Первый сорт – скороспелка. Её нужно в первую очередь окучивать, потому что моментально вытягивается, упустишь время, вообще с тяпкой не подступишься. «Родригес» и «Альварес» – красная картошка, продолговатая, как овал, очень вкусная. Они вызревают в обычное время. А вот «Лорх» идёт под зиму. Он самый поздний. И он – та самая жемчужина в коллекции овощных культур. Это очень старый сорт. Его садили ещё до войны. Он был у мамы в Томске. А когда переехали сюда, долго не могли его найти. Но мама как-то разыскала и выписала.

– Чем кроме возраста знаменит этот «Лорх»?

– Он очень вкусный, достаточно плодовитый. Кроме того, не подвергается распространённому заболеванию – парше. Да, из-за того, что очень поздно поспевает, хорошо хранится всю зиму. Когда в 2015 году в паводок затопило деревню, я его умудрилась сберечь. На нашем участке вода стояла в самой почве. Так её не было видно, а наступишь – и проваливаешься. И чтобы сохранить картошку хотя бы на семена – сорт уникальный, жалко его безумно! – мне пришлось сажать её 25 июля, когда вода немного спала. Втыкала клубни буквально в грязь. Посадила, даже успела окучить и 25 сентября собрала. Вы знаете, ни одной картофелинки гнилой не обнаружила! Она взошла, дала по два-три небольших клубенька (больше не успела вырасти). Но на семена я её сохранила. Очень этому рада и горжусь.

– Наталья Марковна, так хочется, чтобы в сёлах встречали гостей королевские пионы, наподобие ваших. Поделитесь рецептом их успешного выращивания, пожалуйста.

– Их обычно покупают корневищами. Под него, во-первых, надо выкопать ямку глубиной не менее 50 сантиметров. Обязательно заложить туда дренаж – подойдёт битый кирпич или галька. Потом засыпать хорошей землёй, такой, как для огурцов. Ну и желательно на второй-третий год закопать рядом какую-нибудь тухлую рыбку – пионы очень любят фосфор.

Зацветают они, напомню, не раньше, чем через четыре-пять лет. Зато тогда красота вам обеспечена на долгие годы. Вот этим, например, кустам, по десять лет. А были у меня здесь пионы, которым и по 30 исполнилось.

– Спасибо, Наталья Марковна, от всех наших садоводов-любителей, подписчиков «Новостей Приобья»!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7