Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

06.10.2020 14:47 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 110 от 06.10.2020 г.

Открытия у нас впереди!

Автор: Михаил РУДАКОВ.

Нынешним летом на территории Нижневартовского района по инициативе автономной некоммерческой историко-культурной научной организации «Сибирское наследие» проведена археологическая экспедиция. О её итогах рассказал руководитель Александр БЕЛОСЛУДЦЕВ.

– Александр Михайлович, где работала экспедиция и чем эти места интересны для археологов?

– Исследования мы проводили в верховьях реки Кулынигол, в районе бывшей деревни Локонто-Пугол. Здесь когда-то постоянно проживали десять семей ханты, они были объединены в рыбную артель, которая называлась «Передовик». Сейчас в этих местах находится стойбище семьи Хохлянкиных из Корликов. До села отсюда примерно 40-50 километров, а примерно в 60 километрах, но только с другой стороны, находится деревня Сосновый бор. Добирались до этих мест на лодках. Перевозкой занимались жители Ларьяка и Чехломея. Они не стали задерживаться после того, как в течение шести часов прошли по Ваху и Кулыниголу, лагерь мы разбивали уже сами.

Экспедиция была небольшая, всего одиннадцать человек. Практически все её участники работали на раскопках вблизи деревни Большой Ларьяк. Даже знакомые волонтёры к нам присоединились: один из них окончил в этом году университет в Нижневартовске, а другой, как и в прошлый раз, приехал специально из Новосибирска.

Сразу отмечу, что нам повезло с погодой, мы провели на Кулыниголе все намеченные исследования.

– Что вы знали об этих местах до того, как отправились сюда?

– В 2009 году здесь делали остановку этнографы из Екатеринбурга. Направлялись они в Корлики, а в этих местах попутно выделили археологические памятники, нанесли на карту, но не атрибутировали. Открытым оставался вопрос и о том, какие племена и народности здесь могли проживать, в какое время.

Однако эти находки, сделанные коллегами, не были случайными. Ещё в 1913 году на Кулыниголе побывал ларьякский учитель и краевед Григорий Дмитриев-Садовников. От местных жителей он услышал несколько легенд, записал их. Согласно одной из них, здесь обитали предки нынешних селькупов, которых называли остяко-самоедами, а позже их потеснили остяки. Причём одни племена отступили, ушли отсюда в результате вооружённого сопротивления другим. Было очевидно, что могли сохраниться следы этой борьбы за места обитания.

Дмитриев-Садовников записал и легенду об озере Локонтоэмтор, а в ней было немало загадок. Начнём с того, что название озера переводится с хантыйского языка как «Лошадиное озеро». Но лошадей в этих местах никогда не было, да и попасть в этот заболоченный край они не могли. Привезти лошадей могли только русские переселенцы в зимний период. Впрочем, было иное объяснение этой легенды: если сидеть летом на заре у западного мыса озера, то можно увидеть лошадей, которые будто бы переплывают его. На самом же деле это просто мираж.

– Александр Михайлович, что вы увидели, когда прибыли к месту раскопок?

– Вблизи бывшей деревни было зафиксировано городище без жилищных сооружений. Очевидно, что оно имело сугубо военное значение, запирало вход в систему озёр, богатых рыбой. Не зря мы это городище назвали запорным. По берегу озёр тянулись хорошие беломошные боры, в которых всегда обитала разная дичь. Нигде в окрестностях не было таких боров, сгорели они, кстати, совсем недавно, но то, какими они были, мы можем представить по старым фотографиям.

Городище находится на террасе реки Локонтоэмтор. Расположено на небольшой гриве, к которой примыкают болота. С этого «сухого» берега легко заметить неприятеля, а если на гребных лодках он ещё и разворачивался у излучины, то тотчас же оказывался под градом стрел. Городище окружено рвом, сейчас его глубина составляет чуть больше одного метра, а в своё время, возможно, достигала и полутора метров. К городищу примыкала площадка, также окружённая рвом, на ней, предполагаем, находились жилища для защитников крепости, они были выстроены в ряд, я бы условно назвал их казармами. За то время, что занимаюсь раскопками, не припомню такого случая, чтобы археологические объекты, найденные нами, так чётко были структурированы их давними обитателями по роли и значению.

– Какие находки сделали археологи за те дни, что работали на реке Кулынигол?

– На самом деле находок было немного, не более ста. Мы только приступили к их анализу. Отыскали предметы керамики, их условно можем отнести к вожпайской культуре, учитывая её орнаменты. Эта культура включает в себя довольно обширный ареал распространения, и крайние её границы отмечены Ямалом на северо-западе и Таймыром на востоке. Хотя очевидно, что находки разительно отличаются от тех, что отыскали археологи в других частях Югры – Сургутском, Нефтеюганском или Кондинском районах.

За время работы обнаружили свыше двухсот объектов, которые представляют интерес для специалистов. Следы давних обитателей этих мест мы находили, а затем и фиксировали на участке, размер которого составляет примерно 800 на 200 метров. Часто археологические объекты, которые зафиксировали, принадлежали совершенно разным историческим периодам. Можно сказать, что люди селились и жили в этих местах непрерывно на протяжении последнего тысячелетия.

Мы обнаружили относительно современное хантыйское кладбище, предполагаем, что речь идёт о захоронениях, которые делали местные жители в конце XIX – начале XX века. Вести здесь раскопки мы не имели права, однако осмотр местности вблизи них позволил выявить так называемые «прикопы», в которых нашли медную чашечку и железные наконечники стрел. Вполне возможно, эти изделия могли являться ритуальными подношениями, которые делали местные жители.

Мы также сделали топографическую съёмку местности, обозначили границы археологических объектов, используя систему спутниковой навигации. Эти сведения направим в окружную службу по охране памятников и уже юридически оформим границы этой особо охраняемой территории.

– Можно ли сравнивать ваши находки, сделанные в прошлом году в районе деревни Большой Ларьяк, с нынешними?

– По итогам работы на Большеларьякском городище мы так и не смогли подтвердить его возраст, соединить его предполагаемую историю с легендами, которые упомянул в своей книге «Ваховские остяки» Михаил Шатилов, побывавший в этих местах почти сто лет назад. По мнению краеведа, здесь находился форпост самодийских племён, где предки современных ханты разбили их и заставили отступить. А вот в районе реки Кулынигол мы, как полагаем, обнаружили следы такого противостояния предков нынешних селькупов и ханты, в результате которого самодийские племена ушли отсюда в районы нынешнего Ямала, этому способствовала и речная система.

У Дмитриева-Садовникова мы находим упоминание, что здесь, по преданиям остяков, находились могилы «больших чертей», видимо, так они называли прежних обитателей – остяко-самоедов, или селькупов. Почему больших? Полагаем, предки селькупов в отличие от предков остяков были высокорослыми. А те из них, кто не ушёл на север, теснимые обскими уграми, ассимилировались с пришлыми племенами. Принадлежа фактически народу ханты, они отличались высоким ростом. Очевидно, что столь рослые потомки самодийцев и поныне живут в Сосновом бору и Корликах.

Бассейн Ваха по-прежнему является «белым пятном» для археологов. Фактически первым исследователем, который изучал эти места, стал томский учёный Владимир Посредников. Его экспедиции продолжались в период с 1969 по 1976 год, но за пять десятилетий, прошедших с того времени, многое изменилось в археологической науке, на помощь ей пришли электронные технологии. Те данные, которые находил и описывал Владимир Посредников, ныне интерпретируются несколько иными периодами в истории.

В рамках гранта мы также ведём работу в архивах. Очевидно, что первые письменные источники могли появиться после проникновения сюда русских, не раньше конца XVI века. Археологическими методами, изучающими материальную культуру, мы пытаемся восстановить картину событий, происходивших здесь в более ранние периоды.

В рамках нынешней экспедиции намечались также этнографические исследования, но, по известным причинам, они были перенесены на зимний период. Нам важно также восстановить легенды и предания, сохранившиеся в памяти нынешних коренных жителей – ваховских ханты. И уже на основе мифологических источников мы сможем представить более полную картину событий, которые несколько веков назад разворачивались в этих местах.

– Александр Михайлович, что дальше ожидает нас в плане археологических исследований бассейна реки Вах?

– Думаем подготовить выставку самых интересных находок, которые сделали в ходе нынешней экспедиции. Скорее всего, уже зимой сможем представить эту коллекцию в городском краеведческом музее. Что же касается планов на будущий год, то ограничимся пока исследованиями, сделанными за два сезона. У нас ещё с прошлой экспедиции, работавшей в районе Большого Ларьяка, остались находки, которые не исследованы до конца и не введены в научный оборот. Находкам, сделанным во время нынешних раскопок, мы только начали давать первые научные оценки. Так что наши открытия ещё впереди.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9