Меню
6+

«Новости Приобья». Общественно-политическая газета Нижневартовского района

08.06.2021 14:18 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 60 от 08.06.2021 г.

Долгий путь к богу

Автор: Подготовила Софья ЯРЫГИНА.

В этом году исполняется 305 лет с момента крещения первых ваховских остяков. Об истории христианского просвещения этого края, о появлении первого в Ларьякской волости православного храма рассказывает директор музея-усадьбы купца Прохора Кайдалова (с. Ларьяк) Галина ЮСКОВЕЦ.

ХРАМ НА СВЯТОМ МЕСТЕ

В историю Знаменского храма в Ларьяке вплетены сотни человеческих судеб. Храм, который около двух веков был единственным на огромнейшей территории, что занимает сейчас Нижневартовский район, имел, прежде всего, миссионерское значение. Большая часть населения Ларьякских юрт – остяки – поклонялась деревянным, ими же сделанным идолам, которых обвешивали соболями и куницами. Начало христианскому просвещению Сибири было положено трудами первых сибирских архипастырей. Процесс этот шёл медленно. В XVII веке случаи обращения в христианство среди инородцев носили единичный характер.

Положение изменилось в начале XVIII века. Правительство Петра Великого, стремясь к созданию единой Российской империи, поставило задачу скорейшего освоения сибирской земли. Основной опорой для государства в этом деле стала православная церковь.

В 1716 году Филофей (Лещинский) Тобольский посетил территорию будущего Нижневартовского района для просвещения и крещения аборигенов. Он поднялся до среднего течения реки Вах и неподалёку от того места, где сегодня стоит деревня Большой Ларьяк, крестил ваховских остяков. По преданию, это происходило на озере вблизи Ларьякских юрт (примерно в 50 км от села Ларьяк). Здесь вскоре водрузили крест. К нему ещё на протяжении XIX века совершали праздничные крестные ходы из Ларьяка.

Первой в Ларьяке в 1751 году появилась часовня. Она была воздвигнута на священных для остяков местах. Вот как написал по этому поводу этнограф и публицист Михаил Шатилов в исследовании «Ваховские остяки»: «Высокий песчаный яр, где теперь среди кедровника расположено село Ларьякское или, как его называют остяки, «Торум-кат-пугол» (Божьи юрты), было в старину большим прикладным местом, где обитал особый дух – Вонт-ике (Урманный старик), получивший впоследствии имя Микола-Торум и занимающий второе место в Ваховском пантеоне. Здесь же было древнейшее кладбище – юрты покойников. Возможно, что это место было наиболее почитаемым по Ваху».

Решение о строительстве храма в Ларьяке было принято в 1770 году. Из Сургута в новый приход был назначен дьячок местной Троицкой церкви Яков Кайдалов. В течение года он занимался строительством деревянного храма, а после его завершения был рукоположен в Тобольске во священники. Чин освящения Знаменской церкви, как она стала именоваться, 19 сентября 1772 года провёл его брат, сургутский благочинный Никифор Кайдалов.

Яков Алексеевич служил в храме до 1804 года, до последних своих дней. Он был первым священником, похороненным в ларьякской земле. Его потомки в последующие десятилетия нередко являлись священниками и диаконами Знаменской церкви.

ВРЕМЯ НЕУМОЛИМО

Служители Ларьякской церкви не получали руги (казённого содержания), а существовали за счёт добровольных приношений прихожан.

В связи с отдалённостью от центра и трудностями жизни местного населения, связанными с переездом в другие стойбища или нехваткой запасов, Ларьякский приход выполнял для жителей роль своеобразного страхового фонда. При церкви были амбары, в которых хранился хлеб. Остяки обращались к батюшке, и он раздавал его нуждающимся.

К началу XIX века здание храма стало ветшать, и в 1831 году его перестроили. В новой церкви имелось три престола: Знамения Пресвятой Богородицы, Святителя Николая Чудотворца и ещё переносной – святого Симеона Верхотурского. Общину храма составляли не только жители Ларьяка, но и остяки с берегов Ваха и его притоков.

Несомненно, служение священника в «инородческой» среде требовало знания особенностей уклада их жизни, умения говорить – в прямом и переносном смысле – с остяками и вогулами на одном языке, уважать их обычаи и традиции. Поэтому должности церковнослужителей занимали обычно сыновья представителей духовенства, чьи предки достаточно давно уже поселились на Тобольском Севере: Вергуновы, Тверитины, Кайдаловы. С последней четверти XIX века в Ларьяк стали назначаться уже выходцы из других, в том числе европейских районов страны. Так, после Якова Кайдалова священником сюда определили Василия Вергунова, в 1850-х годах его сменил сын Александр Вергунов. Далее последовательно служили Каллистрат Тверитин (с начала 1870-х годов), Афиноген Добромыслов (с 1875 года), Евгений Словцов (с 1882 года), Николай Силин (с 1888 года), Антоний Самодуров (с 1892 года), Александр Майзаков (с 1905 года), Пётр Цветаев (с 1912 года), Пётр Коледа (с 1914 года) и, наконец, с 1916-го и вплоть до закрытия храма – отец Арсений Вергунов. Он прослужил в селе до 1931 года.

Сохранились записи о том, что у священника имелась крытая лодка, на которой он ходил по Ваху и его притокам, посещая своих прихожан. К лодке был прикреплён шест, верх которого украшала металлическая икона Николая Угодника. Отец Арсений ездил по остяцким юртам, крестил детей, отпевал умерших, служил молебны, получая за свой труд деньги, пушнину или другие продукты промыслов.

ВЛАСТЬ ПЕРЕМЕНИЛАСЬ

После Октябрьской революции в храме по-прежнему велись службы, хотя в 1922-м для поддержки голодающих Поволжья были реквизированы самые ценные вещи и иконы. В 1923 году здешняя община насчитывала уже 800 человек: жителей Ларьяка и близлежащих юрт. Она была самой крупной на Тобольском Севере.

Наверное, именно к этому времени относится история о лояльном отношении к церкви председателя Ларьякского туземного райисполкома Сидора Сигильетова. В доносе на него было написано, что на общем собрании родового совета в селе Ларьяк в присутствии председателя обсуждался вопрос «о сборе руги на содержание церкви».

Консультант архивной службы Югры Ольга Спиридонова, собирая материал о той эпохе, исследовала, как буквально за десятилетие в разы уменьшилось здесь число воцерковлённых людей. Тем не менее церковь продолжала действовать вплоть до 1935 года, когда в Югре было закрыто большинство часовен и храмов. Именно этот факт заставил представителей власти усилить антирелигиозную пропаганду. По инициативе бюро Ларьякского РКП(б) была создана оргтройка, которая на своём заседании 17 мая 1932 года обсудила меры по развёртыванию такой работы. Храм предполагалось закрыть, а в здании сделать клуб «для культурного обслуживания туземного населения».

Ольга Спиридонова в своей работе «Ликвидация православных церквей в ХМАО – Югре» пишет: «9 июня 1936 года Ларьякским РИКом было принято решение о ликвидации церкви и передаче её под клуб. Об этом свидетельствует следующий документ: «Учитывая, что Ларьякская церковь с 1929 года не функционирует, религиозная община распалась, здание церкви не ремонтируется и приходит в ветхость, а в Ларьяке кризис в жилых домах и особенно культурных учреждениях. Принимая во внимание согласие самих граждан передать церковь под культурное учреждение (клуб), на что имеется согласие русских – 177 подписей, ханты – 254 подписи. Всего 431 человек подписавшихся. Просить Окрисполком через Облисполком санкционировать вопрос о передаче Ларьякской церкви под культурное учреждение».

Знаменскую церковь закрыли в 1936 году. Арсений Вергунов, её последний настоятель, покинул Ларьяк за пять лет до этого. Переезд не спас Арсения Григорьевича от политических репрессий – в 1937 году его расстреляли, как и многих других священнослужителей.

Храм в Ларьяке оказался последним православным храмом, действовавшим на территории нашего края при советской власти.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

10